Вхолостую. Сергей Шапурко

Вы видели хотя бы раз льва, у которого забрали (каким-то чудом!) добычу? Нет? А собаку, у которой из под носа увели любимую косточку или мисочку с «Чаппи»? Тогда почему я должен быть спокоен и не рвать на себе ставшие уже редкими волосы?

…Сегодня вечером жена собралась в театр. Делаю вид, что мне все равно, и для верности позевывая, я смотрю на свои тапочки, чтобы скрыть счастливый блеск глаз. Как только моя лучшая половина преодолела дверной проем, торопясь на встречу с прекрасным, гулко хлопнувшая дверь стартовым пистолетом призвала к началу действий.

Первой я позвонил Юле. Но увы… Она на сессии в другом городе. Потом Марине — ехала к бабушке в Подмосковье. Далее Лена — «Очень рада тому, что ты звонишь, но… В любой другой день, только не сегодня». Как будто у меня жена каждый день по театрам ходит!

Затем Ира, Наташа, Люда…

«Как приятно! Ой-ой-ой! Как я рада! Ой-ой-ой! Сегодня? Сейчас? Наверное, скорей всего, вероятно не получится. Почему? Варю кашу, делаю уборку, клею модель ледокола «Арктика».

Все же надеясь, что есть в жизни счастье, и правда свое возьмет, звоню Кате.

— Как неожиданно! Сейчас? Хорошо. Но только минут через сорок — мне же собраться нужно.

Весело насвистывая, спускаюсь вниз и подхожу к машине. Чуть дальше стоит девушка и безуспешно ловит такси.

— Тебе куда, красавица? Может на моем самокате домчимся?

— Ну, даже не знаю… А вы ко мне приставать не будете?

— Буду, еще как буду! Но как в футболе — без рук.

— Тогда согласна. Поехали.

Через пять минут мы возле кафе, в котором у Вики (такое имя у моей пассажирки) встреча с подругами. Договариваемся, что я заеду за ней через два часа. Мое природное обаяние, плюс опыт, плюс обостренность чувств в связи со скорым переходом в новую возрастную категорию сделали свое дело — она мной заинтересовалась и даже очень. «Если с Катей вдруг не получится, то поеду к Вике».

Звонок. На экране мобильника высветилось: «Даша». Тьфу ты! У нее редкий талант звонить, когда не надо. Встречаемся с ней два раза в месяц, и сегодня не один из этих дней.

— Алло! Привет!

— Привет! Сейчас твою жену видела. Она что, в театр ходить стала? Вот не думала!

— Да, что-то потянуло на прекрасное.

— По-моему, она там не одна. С дядькой каким-то седым…

— Это ее начальник. Я его знаю. Порядочный мужик.

— Порядочный? Это со всеми по порядку, что ли? Цветы ей подарил, под ручку взял. Хорош начальничек!

Это она специально меня так заводит.

— Спасибо, Дашенька, за твою бдительность. Медаль не обещаю, но поощрение будет обязательно.

— Сегодня? — конкретизирует Даша.

«А что, вдруг и с Катей, и с Викой пролет? Не пропадать же вечеру!»

— Хорошо. Но только попозже.

Мчусь дальше. А вот и Катя. Объятья, поцелуи, «почему не звонил?»

Едем ко мне. Рискованно, а что делать? Ничего, адреналина больше выделится.

— Ой, у тебя домашний кинотеатр! Классно! Давай какой-нибудь боевичок посмотрим!

Ну как ей откажешь! Здоровый румянец так и играет на ее щеках, обворожительная улыбка чуть оголяет ее белоснежные зубки, томные глазки дурманят и лишают воли.

— Может в другой раз? — пытаюсь сопротивляться.

— Нет, нет, нет!

Что тут сделаешь? Будем смотреть, бездарно тратя и без того короткий срок, отпущенный нам гастролирующими артистами. Да и хотя бы фильм приличный выбрала. А так… Смотреть боевик — это как жвачку жевать — вкус вроде бы есть, а полезного в организм ничего не поступает.

Долгожданные титры в конце. Нежно обнимаю мою киноманку и целую.

— Прости, но мне пора домой.

Так вы видели когда-нибудь собаку, у которой отняли кость? Все переживаю внутри.

— Ты что, обиделся?

— Нет-нет, что ты!

— Отвезешь? Или нет, лучше я вызову такси. Зачем тебе в другой конец города ехать.

Провожаю Катю, сажаю в желтую машину. Только она отъехала, звонок. Жена. Задерживается. Якобы у подруги. Здорово!

Так. У меня же еще Вика про запас!

Звонок. Даша.

— Привет! Сколько тебя еще ждать?

— Дорогая, прости, дела. Через час буду.

Захожу в кафе, куда отвозил Вику. Ее нет! Как так?

— Ушла десять минут назад. Просила передать записку, — официант протягивает листок бумаги.

«Очень хотела с тобой пообщаться, но и так прождала лишние полчаса. Так что вини себя самого». Естественно, а кого же еще винить?

Звоню Даше. Не отвечает. Странно.

Что делать? Писатель Чернышевский толком не знал, а я тем более.

В раздумье еду по городу. Стоп! Возле кафе стоит такси, которое я вызывал для Кати (номер легкий — три четверки), и шофера нет за рулем. Подозрительно! Захожу в кафе, и что я вижу! Катя с водителем сидят за столиком у окна! Когда только спелись?!

Он наклонился к ней и что-то нежно воркует на ушко, она благодарно гладит его руку. Идиллия! Я ее разрушаю. Таксист виновато улыбается и идет к своей «Волге». Катя пытается оправдываться. Садимся в машину.

— Мы куда?

— Ко мне.

— А зачем?

Я ухмыляюсь. Катя глубоко вздыхает, опускает глазки и смиряется с судьбой.

Звонок. Даша.

— Ты звонил? Я в ванной была. Ты уже едешь?

— Алло! Кто это? Плохо слышно. Перезвоните!

— А это кто? — прищурила глазки Катя.

— Да так — номером ошиблись.

Опять звонок. Даша. Не отвечаю.

Еще звонок. Жена.

— Дорогой, если ты не против, я у подруги ночевать останусь?

Может кто-то бы и возражал, но не я!

— А ты пользуешься популярностью. Телефон, прямо, оборвали! Скучать, я думаю, сегодня ты не будешь, так что вези меня домой, — резко, как бензопила, завелась Катя.

— Может лучше к таксисту, — не удерживаюсь я.

Слезы. Разговаривать и успокаивать уже бесполезно. Отвожу домой.

Скорее к Даше! Звоню. Не поднимает трубку…

Так вы видели собаку, у которой отняли кость?

Медленно еду по городу. На обочине стоит прилично одетая дама с поднятой рукой. Останавливаюсь.

— Подвезете?

Еще бы! Тетка что надо! Жизнь вроде бы налаживается!

По дороге знакомимся. Ира немного выпившая, поэтому разоткровенничалась.

— Позвонила подруга, у них там такое веселье, такое веселье, даже в трубку слышно! Они с коллегами после театра собрались.

Настораживаюсь!

Подъехали. Ира звонит. Через минуту выбегает встречать ее подруга. Ну, вы уже догадались, кто? Конечно же, моя жена! Пьяная, счастливая! Сейчас я выйду из машины и окликну ее — пусть теперь у нее будет лицо, как у собаки морда, когда у нее отняли любимую кость!

Поделиться...
Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterPrint this page