Архив метки: юмор

Вхолостую. Сергей Шапурко

Вы видели хотя бы раз льва, у которого забрали (каким-то чудом!) добычу? Нет? А собаку, у которой из под носа увели любимую косточку или мисочку с «Чаппи»? Тогда почему я должен быть спокоен и не рвать на себе ставшие уже редкими волосы?

…Сегодня вечером жена собралась в театр. Делаю вид, что мне все равно, и для верности позевывая, я смотрю на свои тапочки, чтобы скрыть счастливый блеск глаз. Как только моя лучшая половина преодолела дверной проем, торопясь на встречу с прекрасным, гулко хлопнувшая дверь стартовым пистолетом призвала к началу действий. Читать далее

Годзилла вышел не из моря… Андрей Лазарчук, Михаил Успенский

В ян­ва­ре 1986 го­да в Мин­ске про­води­лась не­деля япон­ско­го ки­но.

Де­монс­три­рова­лись филь­мы всех жан­ров, в том чис­ле скан­даль­но из­вес­тная «Ле­ген­да о На­рай­яме», но осо­бым ус­пе­хом поль­зо­валась оче­ред­ная лен­та из се­рии «Год­зилла», по­вес­тву­ющая о чу­довищ­ном ра­ди­оак­тивном яще­ре, вы­шед­шем из оке­ан­ских глу­бин и с упорс­твом, дос­той­ным луч­ше­го при­мене­ния, раз­ру­ша­ющем То­кио. Мно­гие по­том счи­тали, что имен­но де­монс­тра­ция это­го филь­ма на­кар­ка­ла Чер­но­быль­скую ка­тас­тро­фу… Читать далее

Лекарство от рака. Андрей Ломачинский

В кон­це 1970-х в го­роде Вы­бор­ге жи­ли-бы­ли два вра­ча — док­тор Рай­тсман и док­тор Куз­не­цов. На чём спе­ци­али­зиро­вал­ся док­тор Рай­тсман, я за­был, а вот спе­ци­али­зацию док­то­ра Куз­не­цова я бу­ду пом­нить до са­мых глу­боких се­дин стар­ческо­го ма­раз­ма. Он­ко­лог он был. При­чём ес­ли ве­рить ма­тери­алам то­го уго­лов­но­го де­ла и до­кумен­там, прис­ланным на су­деб­но-эк­спертную ме­дицин­скую оцен­ку, то он­ко­логом он был клас­сным. Ни­каких дис­серта­ций не пи­сал, но в час­ти прак­ти­чес­ко­го ле­чения мно­гих зло­качес­твен­ных за­боле­ваний да и по те­оре­тичес­ким зна­ни­ям док­тор Куз­не­цов зап­росто мог сос­та­вить кон­ку­рен­цию ка­кому-ни­будь пе­рифе­рий­но­му про­фес­со­ру из об­лас­тно­го ме­дин­сти­тута. Кол­ле­ги о Куз­не­цове да­вали са­мые по­ложи­тель­ные от­зы­вы: взя­ток не брал прин­ци­пи­аль­но, спе­ци­аль­ную ли­тера­туру чи­тал тон­на­ми, в кон­суль­та­ци­ях не от­ка­зывал, а ког­да кон­суль­ти­ровал, то нос не за­дирал и был всег­да про­фес­си­ональ­но чес­тен — слов «это­го я не знаю» не бо­ял­ся. Читать далее

Мандариновый поход. Александр Саркисов

За­кон ман­да­рина: ес­ли ман­да­рин брыз­га­ет, то обя­затель­но в глаз.

Тра­диции на фло­те – это все! Ос­вя­щен­ные ве­ками, они слов­но сваи в фун­да­мен­те, на ко­тором по­ко­ит­ся дис­ципли­на и по­рядок. С кур­сант­ских лет глав­ным де­лом бы­ло изу­чить и прис­по­собить се­бя к обы­ча­ям и тра­дици­ям во­ен­но-мор­ской служ­бы. Как мож­но спус­тить ко­рабль на во­ду, не грох­нув о борт бу­тыл­ку шам­пан­ско­го? А пе­ресечь эк­ва­тор без праз­дни­ка Неп­ту­на? Воз­можна ли пь­ян­ка без треть­его тос­та – «за тех, кто в мо­ре»? Ко­неч­но, нет! И ни один нор­маль­ный мо­ряк в мо­ре в пят­ни­цу не вый­дет, и на па­лубу не плю­нет, и на кнехт не ся­дет, и свис­теть, упа­си Бо­же, не ста­нет. Читать далее

Материя первична. Борис Акунин

Мавр без­звуч­но дви­гал­ся за бо­рода­тым муж­чи­ной. Тот, ка­жет­ся, что-то по­чувс­тво­вал — с каж­дой се­кун­дой ус­ко­рял шаг, но это бы­ли пус­тя­ки. Глав­ное не оши­бить­ся.

Пог­ля­дывая на пуг­ли­во вжа­тый в пле­чи за­тылок поз­дне­го по­сети­теля, Мавр быс­тро вса­сывал воз­дух свер­хчут­ки­ми ноз­дря­ми.

Рус­ский! Это хо­рошо, это прос­то за­меча­тель­но. Чу­дес­ная, ап­пе­тит­ней­шая на­ция! Вкус­нее них раз­ве что се­веро­корей­цы! Читать далее

Зомби. Харуки Мураками

Он и она шли по до­роге. Вдоль клад­би­ща. В пол­ночь. Оку­тан­ные мглою. Они сов­сем не со­бира­лись ид­ти в та­ком мес­те и в та­кое вре­мя. Но по раз­ным при­чинам им приш­лось пой­ти. Они спеш­но ша­гали, креп­ко взяв­шись за ру­ки.

— Пря­мо как в кли­пе Май­кла Джэк­со­на, — за­мети­ла она.

— Да! Ос­та­лось толь­ко над­гро­би­ям за­шеве­лить­ся, — под­хва­тил он.

И в этот са­мый мо­мент пос­лы­шал­ся скрип, буд­то где-то ря­дом дви­гали тя­жёлый пред­мет. Они ос­та­нови­лись и, не сго­вари­ва­ясь, пе­рег­ля­нулись. Читать далее

Стринги (шутка). Ольга Громыко

Со­веща­ние в учи­тель­ской тя­нулось уже тре­тий час и на­до­ело как его учас­тни­кам, так и ожи­да­юще­му под дверью на­род – ко­ролев­ско­му гон­цу с ка­ким-то не шиб­ко сроч­ным, но важ­ным до­несе­ни­ем, Ал­ми­ту, за­быв­ше­му в учи­тель­ской пач­ку неп­ро­верен­ных свит­ков с кон­троль­ны­ми, но стес­ня­юще­муся пре­рывать на­чаль­ство, и тро­им адеп­там, при­шед­шим уни­жен­но мо­лить о пе­рес­да­че кол­локви­ума. Пос­ледние стра­дали от вы­нуж­денно­го без­делья мень­ше все­го, вмес­то пов­то­рения ма­тери­ала иг­рая в кар­ты на единс­твен­ный на тро­их кон­спект лек­ций, и тот чу­жой.

Собс­твен­но со­веща­ющи­еся до­пива­ли тре­тий гра­фин во­ды и до­еда­ли вто­рой под­нос пи­рож­ных, но к еди­ному мне­нию так и не приш­ли. Читать далее

Ворожея. Михаил Веллер

– На вас на всех му­жей не на­пасешь­ся.

– Так я са­ма им за­пас­лась! У ме­ня есть!

– А есть – что пла­чешь? Есть муж – пла­чут, нет – пла­чут. Плак­сы.

– Так есть, толь­ко не со мной. Ушел, – ябед­ни­ча­ет кли­ен­тка.

– Муж не ко­мод, что­бы всю жизнь на мес­те сто­ять. Но­ги есть – яс­но де­ло, уй­дет. – Хо­зяй­ка за­пахи­ва­ет чер­ный ха­лат с дра­кона­ми.

– Так он же мой, мой! – бу­янит не­задач­ли­вая му­жев­ла­дели­ца. Читать далее

Это конец, Света! Юлия Зонис

— Бляха-муха, — мрачно сказал Епифаныч.

Неизвестно, бляхой ли была эта муха. Скорее она смахивала на урод­ливую саранчу с шестью железными крыльями и (почему-то) комариным хоботком. Епифа­ныч встряхнул банку. Муха внутри загремела, ударяясь о стенки. Звук напоминал клацанье металлических зу­бов или мерную поступь римских легионов по мощено­му тракту. И пыль, пыль, пыль… Читать далее

С женой поссорился. Антон Чехов

— Черт вас возьми! Придешь со службы домой голодный, как собака, а они черт знает чем кормят! Да и заметить еще нельзя! Заметишь, так сейчас рев, слезы! Будь я трижды анафема за то, что женился!

Сказавши это, муж звякнул по тарелке ложкой, вскочил и с остервенением хлопнул дверью. Жена зарыдала, прижала к лицу салфетку и тоже вышла. Обед кончился. Читать далее