Архив метки: мистика

Кот. Ричард Бах

Это был кот, се­рый пер­сид­ский кот. У не­го не бы­ло име­ни. Он си­дел в за­рос­лях тра­вы у кон­ца взлет­но-по­садоч­ной по­лосы и вни­матель­но сле­дил за ис­тре­бите­лями, ко­торые один за дру­гим впер­вые ка­сались фран­цуз­ской зем­ли.

Кот да­же не вздра­гивал, ког­да де­сяти­тон­ные ре­ак­тивные ис­тре­бите­ли со свис­том гра­ци­оз­но про­носи­лись ми­мо — пе­ред­нее шас­си все еще в воз­ду­хе, тор­мозные па­рашю­ты вот-вот го­товы выс­ко­чить из сво­его ук­ры­тия под хвос­то­вым соп­лом. Его жел­тые гла­за спо­кой­но наб­лю­дали, оце­нивая ка­чес­тво по­сад­ки, ос­тро­уголь­ные уши чут­ко улав­ли­вали ед­ва раз­ли­чимое «пух!», с ко­торым рас­цве­тали по­зади са­моле­тов тор­мозные па­рашю­ты, го­лова нес­пешно по­вора­чива­лась вслед при­зем­ливше­муся са­моле­ту, за­тем воз­вра­щалась на­зад, что­бы пос­мотреть на по­сад­ку сле­ду­юще­го. Иног­да по­сад­ка по­луча­лась тя­желой, и гла­за на мгно­вение су­жались в тот мо­мент, ког­да по­душеч­ки лап ощу­щали, как сод­ро­га­ет­ся зем­ля под са­моле­том — он не де­лал поп­равку на бо­ковой ве­тер, и из-под его пос­тра­дав­ших ко­лес, вы­рыва­лось об­ла­ко си­зого ды­ма. Читать далее

Танец смерти. Мервин Пик

Раз­бу­дила ли ме­ня пол­ная лу­на, не знаю. Впол­не мог­ла. Или же ме­лан­хо­лия, обу­яв­шая дух мой и ок­ра­сив­шая все мои сны, ста­ла слиш­ком силь­на, и я бо­лее не мог вы­дер­жи­вать ее, – и прор­ва­лась сквозь сон мой, а я вдруг ос­тался на­яву и весь дро­жа.

Не ста­ну рас­ска­зывать вам здесь о нес­час­тли­вых об­сто­ятель­ствах, ко­торые от ме­ня от­пугну­ли мою до­рогую же­ну. Я не спо­собен по­ведать о той кош­марной раз­лу­ке. До­воль­но бу­дет ска­зать, что, нес­мотря на злос­час­тную лю­бовь на­шу – а быть мо­жет, как раз из-за нее, – нас раз­бро­сало в сто­роны, хо­тя, как ус­лы­шите вы в даль­ней­шем, от­ча­ян­ное это де­янье не при­вело в ито­ге ни к че­му, кро­ме кош­ма­ра. Читать далее

Принеси! Чак Паланик

Хэнк выс­тавля­ет од­ну но­гу впе­ред, пе­рено­сит вес те­ла на дру­гую. От­во­дит те­ло на­зад, на опор­ную но­гу, сги­ба­ет ко­лено, по­вора­чивая торс, пле­чи и го­лову как мож­но даль­ше от нос­ка выс­тавлен­ной но­ги. На вы­дохе но­га Хэн­ка рас­прям­ля­ет­ся, бед­ро по­сыла­ет те­ло впе­ред. Торс раз­во­рачи­ва­ет­ся, выб­ра­сывая впе­ред пле­чо. Пле­чо ве­дет за со­бой ло­коть. За лок­тем при­ходит в дви­жение за­пястье. И вся ру­ка от пле­ча до кис­ти хле­щет воз­дух со ско­ростью бычь­ей пле­ти. Каж­дый мус­кул его те­ла ра­бота­ет на ско­рость дви­жения ру­ки, и в миг, ког­да Хэн­ку по­ра па­дать ли­цом вниз, его кисть от­пуска­ет мяч. Яр­ко-жел­тый тен­нисный мяч от­прав­ля­ет­ся в яс­ное не­бо и те­ря­ет­ся там, ос­тавляя за со­бой раз­мы­тую жел­тую ду­гу. Читать далее

Материя первична. Борис Акунин

Мавр без­звуч­но дви­гал­ся за бо­рода­тым муж­чи­ной. Тот, ка­жет­ся, что-то по­чувс­тво­вал — с каж­дой се­кун­дой ус­ко­рял шаг, но это бы­ли пус­тя­ки. Глав­ное не оши­бить­ся.

Пог­ля­дывая на пуг­ли­во вжа­тый в пле­чи за­тылок поз­дне­го по­сети­теля, Мавр быс­тро вса­сывал воз­дух свер­хчут­ки­ми ноз­дря­ми.

Рус­ский! Это хо­рошо, это прос­то за­меча­тель­но. Чу­дес­ная, ап­пе­тит­ней­шая на­ция! Вкус­нее них раз­ве что се­веро­корей­цы! Читать далее