Питон и крыса. Альфред Ван Вогт

Боль­ше все­го в жиз­ни Марк Грей лю­бил кор­мить сво­его ма­лыша-пи­тона кры­сами. Марк жил в боль­шом ста­ром до­ме и дер­жал лю­бим­ца в от­дель­ной ком­на­те. Ког­да пи­тон­чи­ку по­ра бы­ло обе­дать, его хо­зя­ин пус­кал кры­су в уз­кий ко­ридор, в кон­це ко­торо­го бы­ло ос­ве­щен­ное от­вер­стие. Как толь­ко нес­час­тное жи­вот­ное вбе­гало в ком­на­ту, за ним ав­то­мати­чес­ки зах­ло­пыва­лась ре­шет­ка. Все это Марк при­думал и со­ору­дил сам.

А в ком­на­те кры­су жда­ла пи­тонья пасть, и убе­гать бы­ло не­куда. Хоть в две­ри и бы­ло ма­лень­кое окош­ко, Марк не лю­бил гля­деть в не­го. Нас­коль­ко вос­хи­титель­ней мыс­ленно пред­ста­вить се­бе охо­ту по до­нося­щим­ся из ком­на­ты зву­кам! Вот кры­са уви­дела пи­тона. Опас­ность! Прон­зи­тель­ный писк — это он дрог­нул и по­полз к ней. Что за вос­торг — слу­шать эти зву­ки, этот визг, этот вопль об­ре­чен­но­го жи­вот­но­го! Вот она ме­чет­ся по ком­на­те, бь­ет­ся о сте­ны, вот она оце­пене­ла под тя­жестью страш­но­го взгля­да. Марк слов­но ви­дел, слов­но ощу­щал: по­гоня, удар, ры­вок!.. Под ду­шераз­ди­ра­ющие воп­ли он сам ста­новил­ся пи­тоном, мо­гучим и бес­по­щад­ным…

Во вре­мя треть­ей Ми­ровой вой­ны Ко­митет по вре­мен­ным це­нам за­был ус­та­новить мак­си­маль­ную сто­имость крыс. И про­давать их ста­ло де­лом не­выгод­ным. К то­му же про­фес­си­ональ­ных лов­цов приз­ва­ли в ар­мию. Из все­го пра­витель­ство де­ла­ет проб­ле­мы — уже и кры­сы ста­ли де­фици­том! Марк рас­став­лял ло­вуш­ки в до­ме и в пар­ке, но улов обыч­но бы­вал не­богат. Ох, эти го­лод­ные во­ен­ные го­ды!.. Увы, но Марк кор­мил сво­его пи­том­ца не­регу­ляр­но.

Од­нажды, про­ходя ми­мо ста­рого вну­шитель­но­го зда­ния, Марк слу­чай­но за­метил в ок­не что-то зна­комое. По­хоже… по­хоже… бе­лые кры­сы! Он жад­но при­ник к стек­лу, и, хо­тя по­меще­ние бы­ло ед­ва ос­ве­щено тус­клы­ми лам­почка­ми, Марк раз­гля­дел сот­ни кле­ток вдоль стен. И во всех бы­ли кры­сы! Со всех ног Марк бро­сил­ся к вхо­ду. У две­ри при­тор­мо­зил и, пе­рево­дя ды­хание, про­чел: «Ис­сле­дова­тель­ская ла­бора­тория. За­веду­ющий Кэр­рен».

В сле­ду­ющее мгно­венье он уже был в тем­ном кон­тор­ском хол­ле. Сек­ре­тар­шу на­шел с боль­шим тру­дом. Вой­на — каж­дый ра­бота­ет за дво­их, в ре­зуль­та­те не ра­бота­ет ник­то. Ждать приш­лось дол­го. Марк уже по­думал, что о нем бла­гопо­луч­но за­были, ког­да сек­ре­тар­ша про­вела его в ка­бинет к пух­ло­му че­ловеч­ку с дряб­лым, по­хожим на ста­рую гру­шу ли­цом. «Эрик Пло­уд, чем мо­гу быть по­лезен?» Хо­лод­ный оце­нива­ющий взгляд.

Ког­да Марк до­шел до опи­сания бед­но­го го­лода­юще­го ма­лыша, че­лове­чек вдруг ко­рот­ко хи­хик­нул. От­вет его был не­любе­зен и да­же груб:

— Ка­титесь вы к чер­ту со сво­им пи­тоном! И не взду­май­те здесь шлять­ся вок­руг на­ших крыс. Еще раз уви­жу — вы­зову по­лицию!.. — про­рычал он.

По­дума­ешь, ка­кая неж­ная при­вязан­ность к кры­сам… А вот пи­тон­чи­ка ему не жал­ко. Как толь­ко лю­ди мо­гут быть та­кими без­душны­ми? И не ска­жи Пло­уд пос­ледних двух фраз. Мар­ку да­же в го­лову не приш­ло бы стать эта­ким кры­синым во­риш­кой. Бо­лез­ненное прис­трас­тие к пи­тону сов­сем не ме­шало ему ува­жать за­коны и пла­тить на­логи.

Ед­ва Марк вы­шел, Пло­уд от­пра­вил од­но­го из ла­боран­тов прос­ле­дить за ним и уз­нать его ад­рес. Сам же, зло­веще улы­ба­ясь, вка­тил­ся в дверь с таб­личкой «Ген­ри Кэр­рен, лич­ный ка­бинет».

— При­вет, Ген­ри! Ка­жет­ся, мы на­конец-то наш­ли для се­бя объ­ек­тик, ве­село бро­сил он с по­рога.

— Хо­рошо бы. А то плен­ных толь­ко обе­ща­ют, — рас­се­ян­но про­бор­мо­тал Кэр­рен, не от­ры­ва­ясь от бу­маг.

Эта те­ма бы­ла боль­ным мес­том Эри­ка Пло­уда. Он при­вык смот­реть на ве­щи иро­ничес­ки, но в пос­леднее вре­мя час­то ду­мал: «О гос­по­ди, что за лю­ди! Пос­ле ис­пы­таний они при­менят ЭТО к мил­ли­онам ни­чего не по­доз­ре­ва­ющих вра­гов, но для ис­пы­таний они не да­дут нам ни еди­ного вши­вого сол­да­тиш­ки из-за ка­кой-то там кон­венции о во­ен­ноплен­ных». Вспом­нив ли­хора­доч­ный блеск глаз и вы­сокий го­лос Мар­ка, Пло­уд до­воль­но про­из­нес:

— С не­кото­рой на­тяж­кой его да­же мож­но наз­вать че­лове­ком.

— Чем же он так плох?

Эрик то­роп­ли­во опи­сал не­дав­не­го по­сети­теля и его хоб­би.

— Ко­неч­но, это мож­но вос­при­нимать по-раз­но­му. Но лич­но я не по­чувс­твую ни­какой ви­ны, осо­бен­но ес­ли се­год­ня ве­чером он бу­дет здесь шны­рять с прес­тупным на­мере­ни­ем спе­реть па­роч­ку на­ших крыс. Мы прос­то на­кажем его за во­ровс­тво, — и Пло­уд злоб­но ос­ка­лил­ся. — Или ты мо­жешь пред­ста­вить се­бе что-ни­будь омер­зи­тель­ней кры­сино­го во­риш­ки?

Ген­ри Кэр­рен за­сом­не­вал­ся лишь на мгно­венье. Мил­ли­оны лю­дей уже на том све­те, мил­ли­оны еще прес­та­вят­ся, а ис­пы­тание нуж­но про­водить на че­лове­ке. Имен­но на че­лове­ке. ТОЛЬ­КО на че­лове­ке. Ес­ли на по­ле бра­ни что-ни­будь ока­жет­ся не так, с ка­кими пос­ледс­тви­ями… Го­ды ра­боты пой­дут нас­марку. Он рез­ко мот­нул го­ловой:

— Бог с то­бой. Толь­ко что­бы все бы­ло чис­то, ни­каких улик. Дей­ствуй.

Ночью, кра­дучись Марк вер­нулся к за­вет­но­му ок­ну. Сот­ни крыс, сот­ни крыс!.. И все­го од­ну-единс­твен­ную. Ее про­пажу об­ла­дате­ли со­тен крыс за­метят не ско­ро. Ес­ли во­об­ще за­метят. Марк по­тянул створ­ку. Он был при­ят­но удив­лен, об­на­ружив, что она лег­ко под­да­ет­ся и ком­на­ту с клет­ка­ми ник­то не ох­ра­ня­ет. «Да, вре­мя во­ен­ное, на крыс си­делок не хва­та­ет», поч­ти ве­село по­думал Марк.

На сле­ду­ющий день он с вос­торгом прис­лу­шивал­ся к пис­ку обе­зумев­шей от стра­ха кры­сы. А ве­чером заз­во­нил те­лефон. Это был Эрик Пло­уд.

— Я пре­дуп­реждал вас, — зло прог­ну­савил он, — те­перь вы бу­дете на­каза­ны. Са­ми ви­нова­ты. — Чис­то по-хан­жески Пло­уд по­чувс­тво­вал не­кото­рое об­легче­ние и до­бавил. — Мо­жет, хоть ва­ша со­весть за­гово­рит… ес­ли она у вас есть.

Марк за­дум­чи­во по­весил труб­ку: «Пусть сна­чала поп­ро­бу­ют что-ни­будь до­казать…»

Ночью ему прис­ни­лось, что он за­дыха­ет­ся. Прос­нувшись, Марк по­нял, что ле­жит не на кро­вати, а на жес­тком по­лу. Он по­пытал­ся на­щупать лам­пу, но ее ниг­де не бы­ло. По­хоже, что он ле­жал в тем­ном ко­ридо­ре, а ша­гах в двад­ца­ти от не­го све­тил­ся яр­кий пря­мо­уголь­ник от­кры­той две­ри. Марк вско­чил и бро­сил­ся к вы­ходу.

Хлоп! Упа­ла ре­шет­ка у не­го за спи­ной.

Он сто­ял в очень боль­шом за­ле. Ни­ког­да рань­ше Марк да­же не ви­дел та­кого ог­ромно­го по­меще­ния. Впро­чем… что-то оно ему смут­но на­поми­нало. Ну ко­неч­но! За ис­клю­чени­ем раз­ме­ра, зал был по­хож на ком­на­ту, в ко­торой Марк дер­жал пи­тона.

На по­лу пе­ред со­бой Марк за­метил не­широ­кий, но длин­ный ко­жаный ков­рик. Вне­зап­но он дрог­нул и мед­ленно дви­нул­ся в его сто­рону.

Вдруг с ужа­сом Марк по­нял…

Он стал раз­ме­ром с кры­су… И, при­от­крыв пасть, к не­му сколь­зил пи­тон…

И раз­дался прон­зи­тель­ный писк, от ко­торо­го Марк Грей ис­пы­тывал та­кое удо­воль­ствие в те­чение столь­ких лет… Но в пер­вый и пос­ледний раз он из­дал его сам.

Поделиться...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Print this page
Print