Пасхальный дождь. Владимир Набоков

В этот день оди­нокая и ста­рая швей­цар­ка — Жо­зефи­на Ль­вов­на, как име­нова­ли ее в рус­ской семье, где про­жила она не­ког­да две­над­цать лет, — ку­пила пол­дю­жины я­иц, чер­ную кисть и две пур­пурных пу­гови­цы ак­ва­рели. В этот день цве­ли яб­ло­ни, и рек­ла­ма ки­нема­тог­ра­фа на уг­лу от­ра­жалась кверх но­гами в глад­кой лу­же, и ут­ром го­ры за озе­ром Ле­мана бы­ли по­дер­ну­ты сплош­ной шел­ко­вис­той дым­кой, по­доб­ной по­луп­розрач­ной бу­маге, ко­торой пок­ры­ва­ют­ся офор­ты в до­рогих кни­гах. Дым­ка обе­щала по­гожий день, но сол­нце толь­ко сколь­зну­ло по кры­шам ко­сых ка­мен­ных до­мишек, по мок­рым про­воло­кам иг­ру­шеч­но­го трам­вая и сно­ва рас­та­яло в ту­манах; день вы­дал­ся ти­хий, по-ве­сен­не­му об­лачный, а к ве­черу пах­ло с гор тя­желым ле­дяным вет­ром, и Жо­зефи­на, шед­шая к се­бе до­мой, так за­каш­ля­лась, что в две­рях по­шат­ну­лась, по­баг­ро­вела, опер­лась на свой ту­го спе­лену­тый зон­тик, уз­кий, как чер­ная трость. Читать далее

Убийца лучшего друга. Дональд Уэстлейк

Де­тек­тив Эб­ра­хам Ли­вайн из Брук­лин­ско­го 43-го по­лицей­ско­го учас­тка грыз ка­ран­даш и сер­ди­то гля­дел на свой толь­ко что на­писан­ный от­чет. От­чет ему не нра­вил­ся, как и во­об­ще все это де­ло. Про­ис­шедшая ис­то­рия вы­зыва­ла ощу­щение неп­равдо­подоб­ности, и чем боль­ше он о ней ду­мал, тем силь­нее ук­репля­лось это чувс­тво. Читать далее

Повторение пройденного. Питер Уоттс

То, что ты сделал с могилой своего дяди, непростительно. Твоя мать, как всегда, винила во всем себя. Ты не ведал, что творишь, сказала она.

Я еще мог бы в это поверить, когда ты обменял подаренный мной Шофар на тот шлем «эМотив», допустим, или завел дружбу с теми молодчиками с бритыми головами и грязными ртами. Я никогда бы не простил ту свастику на твоей игровой приставке, но ты сын моей дочери, а не мой. Допустим, это и в самом деле был обычный подростковый бунт. Что ты вообще мог в этом понимать? Что по сути может в этом понимать любой ребенок сейчас, в 2017 году? Геноцид — такое явление, что ни учебники истории, ни старые зернистые снимки не в силах передать всю его чудовищность. Вас там не было: вам никогда не понять. Читать далее

Онтология детства. Виктор Пелевин

Обычно бываешь слишком захвачен тем, что происходит с тобой сейчас, чтобы вдруг взять и начать вспоминать детство. Вообще жизнь взрослого человека самодостаточна и – как бы это сказать – не имеет пустот, в которые могло бы поместиться переживание, не связанное прямо с тем, что вокруг. Иногда только, совсем рано утром, когда просыпаешься и видишь перед собой что-то очень привычное – хотя бы кирпичную стену, – вспоминаешь, что раньше она была другой, не такой, как сегодня, хотя и не изменилась с тех пор совершенно. Читать далее

Маньяк № 1. Метод сборки. Максим Кабир

Бла­жен муж, нап­равля­ющий сы­на сво­его на путь ис­тинный, в ко­ем тот бу­дет вос­хи­щен би­чева­ни­ем.

Аль­берт Фиш

Ког­да Глеб Ми­наков под­нялся на сце­ну, его за­мет­но ша­тало, и выс­тупле­ние пред­ва­рила па­уза, за­пол­ненная не­мой борь­бой со стра­ница­ми его собс­твен­ной кни­ги.

Слу­шате­ли – их в этот ве­чер бы­ло мно­го, ни од­но­го пус­то­го сто­лика, – жда­ли, снис­хо­дитель­но про­щая по­пуляр­но­му ав­то­ру ма­неру выс­ту­пать под­шо­фе. На­конец их ожи­дание бы­ло воз­награж­де­но. Читать далее

Отречение папы Марии III. Роберт Сойер

Гул­кий го­лос Дар­та Вей­де­ра — по-преж­не­му тор­го­вая мар­ка те­лесе­ти в те­чение вот уже 600 лет со дня ос­но­вания: «В эфи­ре Си-эн-эн».

За­тем го­лос ве­дуще­го но­вос­тей:

— Глав­ная но­вость: па­па Ма­рия III от­реклась се­год­ня ут­ром. С под­робнос­тя­ми Джан­карло Ди­мар­ко, наш кор­респон­дент в Ва­тика­не. Джан­карло?

— Спа­сибо, Ли­за. Слу­чилось неч­то по­ис­ти­не бес­пре­цеден­тное: пос­ле 312 лет слу­жения па­па Ма­рия III по­кину­ла свой пост. По тра­диции кон­клав кар­ди­налов рим­ско-ка­толи­чес­кой цер­кви ждёт 18 дней пос­ле смер­ти пре­дыду­щего па­пы, преж­де чем на­чать об­сужде­ние кан­ди­дату­ры его пре­ем­ни­ка, од­на­ко Ма­рия — ко­торая вер­ну­лась к сво­ему мир­ско­му име­ни Ше­рон Чонг — жи­ва и здо­рова, так что чле­нов кон­кла­ва уже за­пер­ли в Ва­тикан­ском двор­це, где они ос­та­нут­ся до тех пор, по­ка не най­дут Ма­рии за­мену. Читать далее

Двенадцатая койка. Дин Кунц

Те­перь вот — во ть­ме и мол­ча­нии, ког­да лишь сес­трич­ки-же­лез­ки жуж­жат и сну­ют пов­сю­ду, те­перь, ког­да все уш­ли, а все вок­руг про­пита­но оди­ночес­твом, те­перь, ког­да где-то поб­ли­зос­ти от те­бя ви­та­ет Смерть и ког­да мне суж­де­но вско­ре ока­зать­ся с нею один на один, — вот те­перь-то я и ре­шил рас­ска­зать обо всей этой ис­то­рии. Есть у ме­ня и цвет­ные мел­ки, и пас­тель­ные крас­ки, и бу­мага для ри­сова­ния, что да­вали каж­до­му из нас. Мо­жет быть, эти за­писи най­дут, и они ста­нут как бы го­лосом мо­им, эхом, до­летев­шим из прош­ло­го и на­шеп­ты­ва­ющим не­лепые сло­ва. Мо­жет быть. Читать далее

Преступление и наказание перед лицом советского правосудия. Антуан де Сент-Экзюпери

Пер­вое, что ска­зал судья, ед­ва на­чалась на­ша бе­седа в его ка­бине­те, по­каза­лось мне и са­мой глав­ной его мыслью:

«Не в том де­ло, что­бы на­казы­вать, а в том, что­бы ис­прав­лять».

Го­ворил он так ти­хо, что я нак­ло­нил­ся, что­бы рас­слы­шать, меж­ду тем его ру­ки ос­то­рож­но раз­ми­нали не­види­мую гли­ну. Гля­дя да­леко по­верх ме­ня, он пов­то­рил:

«На­до ис­прав­лять». Читать далее

Танец смерти. Мервин Пик

Раз­бу­дила ли ме­ня пол­ная лу­на, не знаю. Впол­не мог­ла. Или же ме­лан­хо­лия, обу­яв­шая дух мой и ок­ра­сив­шая все мои сны, ста­ла слиш­ком силь­на, и я бо­лее не мог вы­дер­жи­вать ее, – и прор­ва­лась сквозь сон мой, а я вдруг ос­тался на­яву и весь дро­жа.

Не ста­ну рас­ска­зывать вам здесь о нес­час­тли­вых об­сто­ятель­ствах, ко­торые от ме­ня от­пугну­ли мою до­рогую же­ну. Я не спо­собен по­ведать о той кош­марной раз­лу­ке. До­воль­но бу­дет ска­зать, что, нес­мотря на злос­час­тную лю­бовь на­шу – а быть мо­жет, как раз из-за нее, – нас раз­бро­сало в сто­роны, хо­тя, как ус­лы­шите вы в даль­ней­шем, от­ча­ян­ное это де­янье не при­вело в ито­ге ни к че­му, кро­ме кош­ма­ра. Читать далее

День, который мы празднуем. О’Генри

— В тро­пиках,- так ска­зал мне «Пры­гун Биб», лю­битель птиц,- вре­мена го­да, ме­сяцы, не­дели, буд­ни, праз­дни­ки, ка­нику­лы, вос­кре­сенья, вче­раш­ний день — все так пе­реме­шива­ет­ся, что вы не зна­ете, ког­да окон­чился год до тех пор, по­ка не прой­дет по­лови­на сле­ду­юще­го.

«Пры­гун Биб» со­дер­жал зо­оло­гичес­кий ма­газин­чик на Ниж­ней Чет­вертой аве­ню. Он был рань­ше мо­ряком, а те­перь со­вер­шал ре­гуляр­ные по­ез­дки в юж­ные пор­ты на ка­ботаж­ных су­дах и при­возил го­воря­щих по­пуга­ев. У не­го бы­ли не­гиб­кие: ко­лени, шея и ха­рак­тер. Читать далее