Оккупационные силы. Фрэнк Герберт

Его долго будили. Где-то раздавался стук. Генерал Генри А. Ллевеллин неожиданно открыл глаза. Кто-то стоял у дверей его спальни. Теперь он разобрал голос.

— Сэр… сэр… сэр…

Это был его ординарец.

— Все в порядке Уоткинс. Я уже проснулся.

Он скинул ноги с постели, взглянул на светящийся циферблат наручных часов. Два двадцать пять. Какого черта? Он накинул на себя халат. Это был рослый, краснолицый человек — начальник соединенного штаба.

Уоткинс отдал честь, когда генерал открыл дверь своей спальни. Ординарец быстро заговорил, его слова неслись быстрым потоком.

— Сэр, Президент созывает экстренный совет. Инопланетный космический корабль размером с озеро Эри направляется к земле и собирается атаковать.

Он повторил еще раз, чтобы генерал осознал вышесказанные слова. Генерал, фыркнув, подумал про себя: «Какая-то чушь бульварных газетчиков!»

— Сэр, — повторил Уоткинс, — машина штаба стоит у подъезда и готова доставить вас в Белый Дом.

— Приготовьте мне чашку кофе, пока я одеваюсь, — попросил его генерал.

Представители пяти крупнейших государств, командующие всеми родами войск, девять сенаторов, четырнадцать членов нижней палаты Конгресса, руководство секретной службы, ФБР и всех армейских служб находились на совещании. Они собрались в конференц-зале президентского бомбоубежища. Помещение было отделано резными панелями с тяжелыми рамами, имитирующими окна. Генерал Ллевеллин расположился за дубовым столом напротив президента. Приглушенный шум голосов в зале немедленно прекратился, как только президент слегка стукнул молоточком по столу. Помощник президента поднялся и коротко изложил суть дела: астроном Чикагского университета случайно наткнулся на инопланетный корабль около восьми часов вечера. Тот появился в районе Пояса Ориона. Этот астроном связался с другими обсерваториями, которые сообщили об этом правительству. Корабль двигался с невероятной скоростью, выйдя на орбиту земли за полтора часа, и был виден невооруженным глазом, будто вторая луна. По оценочным данным объект имеет неопределенную яйцевидную форму, в длину девятнадцать миль, а в ширину двенадцать миль. Спектроскопический анализ показал, что его двигатель был ионно-водородного типа со следами углерода, хотя последние могли появиться и в результате эффекта преломления в атмосфере. Захватчик был недоступен радарам и не реагировал на запросы.

Наиболее вероятный вывод — враждебное судно с целью захвата Земли.

Менее вероятный вывод — разведчик-наблюдатель из просторов Вселенной.

Приблизительно два часа назад объект выслал на землю пятисотфутовый разведывательный корабль, который взял курс на Бостон и захватил одного человека из группы рабочих ночной смены, стоявших в ожидании автобуса. Его имя — Вильям Р. Джонс.

Было принято решение действовать, исходя пока из второго возможного вывода о намерениях пришельца. Президент, тем не менее, наложил вето на все предложения силовых решений. За это высказались и иностранные представители, поддерживающие периодические контакты со своими правительствами.

— Взгляните на размер этой штуковины, — сказал президент. — Муравей может атаковать слона с такой же надеждой на успех, как и мы.

— Существует определенная вероятность, что они проявляют всего лишь предосторожность, — высказался помощник Государственного Департамента. — У нас нет подтверждения, что пришельцы анатомировали с целью изучения этого Джонса из Бостона, хотя я полагаю, что кто-то верит в это.

— По размерам эта штуковина не очень похожа на корабль для мирных исследований, — заявил генерал Ллевеллин. — Это дело армии, и у нас есть достаточное количество ядерных ракет, чтобы контролировать ситуацию и…

Президент взмахнул рукой, чтобы он замолк. Генерал сел обратно. Его горло распирало от аргументов, а рука заныла от нервного постукивания по столу.

В восемь часов утра от космического пришельца отделился тысячефутовый разведывательный корабль, который прошел над побережьем Нью-Джерси. Он сделал круг над Вашингтоном. В восемь часов восемнадцать минут разведчик вошел в контакт с аэропортом Вашингтона и на безукоризненном английском языке запросил посадку. Дежурный диспетчер тянул время, пока армейские соединения рассредоточивались вблизи аэропорта.

Генерал Ллевеллин и группа советников были отобраны для встречи, с инопланетянами. Они прибыли на поле в восемь часов пятьдесят одну минуту. Корабль-разведчик бледно-голубого цвета уже стоял на посадочной полосе, испещренной небольшими выбоинами. Через десять минут открылся воздушный шлюз, из которого выдвинулся и опустился на землю трап. Воцарилась тишина.

Каждый ствол армейского оружия был нацелен на пришельца. В воздухе постоянно летали реактивные самолеты, а высоко над ними барражировал одинокий бомбардировщик с атомной бомбой на борту. Все ожидали приказания генерала.

Вдруг что-то задвигалось в тени воздушного шлюза над трапом корабля. Показались очертания четырех человеческих силуэтов. Пришельцы были одеты в полосатые брюки, жилетки, начищенные до блеска туфли и высокие шляпы. Их вид был причудливым. Трое несли саквояжи, а у одного был свиток. Они спустились по трапу.

Ллевеллин и его помощники направились к кораблю. Генерал подумал, что эти гуманоиды больше походили на земных бюрократов. Тот, что нес свиток, был темноволосым мужчиной с узким лицом и заговорил первым.

— Я имею честь быть послом из Кролии. Мое имя — Лу Могасайвидьянту. — Его английский был безупречен. Он протянул свиток. — Мои верительные грамоты.

— Я генерал Генри А. Ллевеллин, — взяв свиток, ответил генерал. — А это, — запнулся он, — представители Земли.

Кролианец кивнул головой.

— Могу я представить свой штаб? — Он повернулся. — Это: Эйк Турготокикалапа, Мин Синобайятагурки и Вильям Р. Джонс — бывший бостонец с планеты Земля.

Генерал признал человека, чья фотография была во всех утренних газетах. «Это наш первый межпланетный предатель», — подумал он.

— Я приношу извинение за задержку с нашим прибытием, — начал кролианский посол. — Иногда случается, что проходит довольно долгий промежуток времени между подготовительной и основной фазами колониальных программ.

«Колониальные программы!» — подумал генерал. Он почти отдал команду, которая должна была посеять смерть на этом поле. Но иноземный посол продолжал:

— Эта задержка с приземлением была обусловлена необходимой предосторожностью. За долгий промежуток времени наши данные устарели. Нам необходимо было время для того, чтобы собрать пробы, поговорить с мистером Джонсом, соотнести наши данные с датой… — Он снова кивнул с элегантной учтивостью.

Теперь генерал Ллевеллин сконфузился — сбор проб… данные… Осознавая груз исторической ответственности на своих плечах, он произнес:

— У нас есть только один вопрос к вам, мистер посол. Вы пришли сюда как друзья или как завоеватели?

Глаза кролианина расширились. Он повернулся к землянину, стоявшему позади него.

— Это как раз то, чего я ожидал, мистер Джонс, — его губы сжались. — Это проклятое Министерство Колоний! Неукомплектованность! Неэффективность! Неповоротливость…

— Я не понимаю, — нахмурился генерал.

— Конечно нет, — ответил пришелец. — Но если наше Министерство Колоний уже осуществляло полет на эту планету… — Он махнул рукой. — Взгляните вокруг себя, сэр.

Генерал сперва посмотрел на пришельцев за послом. Очевидно, гомо сапиенсы. В шаге от кролианца он повернулся к своим солдатам, затем к испуганным лицам людей, собравшихся за оградой аэропорта. Генерал пожал плечами в недоумении, снова повернувшись к послу.

— Все люди Земли ожидают от вас ответа на поставленный мною вопрос. Вы пришли сюда как друзья или как завоеватели?

— Истинное положение дел таково, сэр, что этот вопрос не имеет настоящего ответа, — посол вздохнул. — Вы должны непременно отметить, что мы являемся точно такими же, как и вы.

Генерал продолжал ждать.

— Для вас должно быть очевидным, — продолжал пришелец, — что мы уже давно оккупировали вашу планету… около семи тысяч лет назад.

Поделиться...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Print this page
Print