На собеседовании. Вадим Векслер

Ос­но­вано на ре­аль­ных со­быти­ях.

Не ре­комен­ду­ет­ся сме­шивать с ал­ко­голем.

Мо­жет выз­вать лож­ную бе­ремен­ность.

 

– Это ва­ша ав­то­би­ог­ра­фия?

– Н-да…

– Вы всег­да нас­толь­ко от­кро­вен­ны и хм… мно­гос­ловны?

– Вы же про­сили под­робно и без об­ма­на.

– Дей­стви­тель­но. Но… у все­го же есть свои пре­делы! Пос­лу­шай­те са­ми, что вы тут по­напи­сали:

«…осо­бен­но не уда­ют­ся мне от­но­шения с жи­вот­ны­ми и рас­те­ни­ями. Ко­ты га­дят – где хо­тят, и пос­то­ян­но орут, чем-то не­доволь­ные. Цве­ты и хвой­ни­ки дох­нут в пер­вые ме­сяцы пос­ле по­куп­ки. Как­ту­сы при оди­нако­вом по­ливе умуд­ря­ют­ся од­новре­мен­но: один сгнить, а дру­гой – за­сох­нуть…»

– Но это – чис­тая прав­да, я не по­нимаю, как: я же по­ливал оди­нако­во, а они…

– За­мол­чи­те, по­жалуй­ста, не пе­реби­вай­те!

– Мол­чу, мол­чу.

– Так, на чем я ос­та­новил­ся, а… вот:

«…друж­ба с тех­ни­кой – эпо­халь­ная вер­ши­на мо­их кон­тактов с внеш­ним ми­ром. У ме­ня ло­малось всё: от компь­юте­ров до га­зовых ко­лонок; от ви­де­омаг­ни­тофо­нов и а­удио-пле­еров до слож­нос­трук­ту­риро­ван­ной сис­те­мы в бач­ке уни­таза. По­куп­ка но­вых аг­ре­гатов ни­чего не ме­ня­ет – срок их жиз­ни уд­ру­ча­юще кра­ток, а са­мо су­щес­тво­вание ужа­са­юще тра­гич­но…»

– Я чес­тно пре­дуп­ре­дил, что ме­ня нель­зя под­пускать к офис­ной тех­ни­ке!

– И в ту­алет вам зап­ре­тить?

– Я по­тер­плю. Я при­выч­ный.

– До­пус­тим. Но даль­ше-то уже ни в ка­кие во­рота! Смот­ри­те:

«…на­выки со­ци­аль­но­го об­ще­ния – ни­же про­житоч­но­го ми­ниму­ма. На не­оби­та­емом ос­тро­ве пос­ле ави­ака­тас­тро­фы ме­ня сож­ра­ли бы пер­вым. А я бы и не уди­вил­ся: при­нял дос­той­но, пред­ло­жил по­пер­чить хо­рошень­ко, по­доз­ре­ваю, что я п…дец ка­кой нев­кусный…»

– Приз­наю, с ма­тер­щи­ной пе­ребор, прос­то я пи… прос­то я нес­держан­ный и лег­ко­воз­бу­димый нем­но­го.

– Нем­но­го… Чи­та­ем даль­ше:

«Я – со­ци­аль­ный си­рота. Ро­дите­ли от­ка­зались от ме­ня в детс­тве. Дру­зей с тех пор не за­вел. Же­ны нет, де­тей нет, ду­маю, что и не на­до – за­чем му­чить не­вин­ные ду­ши со­житель­ством с хо­дячей ка­тас­тро­фой…» Это во­об­ще что та­кое? Мы же на ра­боту вас при­нима­ем! Где све­дения о тру­довом ста­же?

– Я од­нажды ра­ботал на атом­ной элек­трос­танции ин­спек­то­ром по бе­зопас­ности…

– Как Го­мер Сим­псон?

– Нет, в Чер­но­быле.

– Вы из­де­ва­етесь?

– У ме­ня слож­ное чувс­тво юмо­ра. Шут­ки хо­рошие, но до­ходят не сра­зу. Иной раз вер­нется кол­ле­га до­мой ве­чером пос­ле дол­го­го тру­дово­го дня, из­му­чен­ный, опус­то­шен­ный, и да­вай хо­хотать в ли­цо же­не, или то­го ху­же – тё­ще!

– Про от­но­шения ва­ши с жен­щи­нами… э, с жен­щи­ной пе­рес­ка­зывать?

– Там есть чуд­ные мес­та!

– В ав­то­би­ог­ра­фии? Не­уж­то?

– Нет, у той да­мы… как сей­час пом­ню: по­пытал­ся я снять с нее…

– О Бо­же! Ког­да это за­кон­чится?! Обед еще не ско­ро?

– Вы ку­шай­те, я по­дож­ду.

– Нет уж, да­вай­те по­кон­чим с этим! Так… ах, вот, единс­твен­ная строч­ка про ра­боту:

«Уво­лен из Мак­до­нал­дса с по­зором» – это как во­об­ще воз­можно?

– Вы, на­вер­ное, пом­ни­те тот слу­чай с мас­со­вым от­равле­ни­ем?

– О Бо­же, нет!

– А по­лучи­лось как: я от­кры­вал па­кет с чис­тя­щим по­рош­ком, жут­ко ед­кая дрянь, я вам до­ложу, так вот – а он взор­вался, хлоп­нул пря­мо у ме­ня в ру­ках. По­рошок вы­летел об­ла­ком и осел во фри­тюр­ни­це. А по­вар не за­метил и су­нул ту­да ре­шет­ку с кар­тошкой. Ну, а я как-то пос­теснял­ся его пре­рывать. Че­ловек всё-та­ки тру­дит­ся…

– Я вас уже не­нави­жу. Лад­но, даль­ше. Служ­ба в ар­мии:

«…из-за ме­ня чуть бы­ло не на­чалась третья ми­ровая…» – это не ин­те­рес­но… где ж тут бы­ло… а, вот: «…од­нажды пош­ли мы на стрель­бы, а с ог­нес­трель­ным ору­жи­ем у ме­ня сра­зу как-то не за­далось…» Буд­то бы с чем-то дру­гим за­далось! В об­щем, да­лее сле­ду­ет хо­лодя­щая ду­шу сце­на с нес­час­тным слу­ча­ем и ин­ва­лид­ностью мо­лодень­ко­го лей­те­нан­та…

– Бед­ный маль­чик! Не­дав­но ви­дел его в пе­рехо­де мет­ро с губ­ной гар­мошкой. Обыч­ную-то уже не…

– Вы во­об­ще по­нима­ете, ку­да вы приш­ли ус­тра­ивать­ся на ра­боту?!

– В ми­лицию.

– В по­лицию!

– Да, да, всё вре­мя за­бываю.

– И вы к мо­ему глу­бочай­ше­му со­жале­нию со­от­ветс­тву­ете всем кри­тери­ям сот­рудни­ка по­лиции! И у ме­ня нет за­кон­ных ос­но­ваний вам от­ка­зать! Я прос­то вы­нуж­ден при­нять вас на ра­боту. По­жалуй­ста, ес­ли в вас ос­та­лось хоть что-то свя­тое, от­ка­житесь са­ми! Вы же зна­ете – что о нас и так го­ворят! А тут еще вы!

– Я бы с ра­достью, там – свя­тое, все де­ла… Но – ку­шать очень хо­чет­ся. А с та­ким пос­лужным спис­ком ни­куда, кро­ме мен­товки, не бе­рут, к со­жале­нию. Так что, будь­те лю­без­ны, при­дет­ся вам нем­но­го по­тер­петь! А там со мной неп­ре­мен­но са­мо что-ни­будь слу­чит­ся!

Поделиться...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Print this page
Print