Людоед. Александр Рудазов

Ве­чер­нее шос­се то­нуло в ту­мане. Мо­росил мел­кий про­тив­ный дож­дик.

На ав­то­бус­ной ос­та­нов­ке, при­жав­шись друг к дру­гу, ссу­тули­лись две то­щие фи­гуры в пла­щах с ка­пюшо­нами. Они мол­ча смот­ре­ли на те­кущие по до­роге ру­чей­ки и ред­кие ог­ни фар.

По­дошел ав­то­бус. Мок­рый, ус­та­лый и поч­ти пус­той – один-единс­твен­ный пас­са­жир, ку­та­ющий­ся в теп­лую кур­тку. Не бы­ло да­же кон­дукто­ра – день­ги при­нимал во­дитель.

Ока­зав­шись в теп­ле са­лона, но­вые пас­са­жиры от­ки­нули ка­пюшо­ны, ока­зав­шись мо­лодой сим­па­тич­ной па­рой. Па­рень с де­вуш­кой улыб­ну­лись друг дру­гу и с лю­бопытс­твом пос­мотре­ли на единс­твен­но­го со­седа. Тот, по­хоже, за­мерз еще силь­нее их – ру­ки уп­ря­таны в кар­ма­ны, во­рот­ник вы­соко под­нят, шап­ка плот­но над­ви­нута на уши, гла­за спря­таны под тем­ны­ми оч­ка­ми.

– Доб­рый ве­чер, – поз­до­ровал­ся па­рень.

– Доб­рый, – бур­кнул со­сед.

– По­года се­год­ня жут­кая…

– Ум-м, – нев­нятно кив­нул со­сед.

– На­роду на ули­цах – ни­кого…

– Ум-м.

Во­цари­лось не­лов­кое мол­ча­ние. Не­люди­мый пас­са­жир яв­но не го­рел же­лани­ем про­дол­жать раз­го­вор.

– Еде­те ку­да-то? – на­руши­ла мол­ча­ние де­вуш­ка.

– До­мой.

– Да­леко жи­вете?

– Да­леко.

– А мы на ужин едем.

– Ум-м.

– На ро­ман­ти­чес­кий, – как бы нев­зна­чай по­каза­ла ру­ку с об­ру­чаль­ным коль­цом де­вуш­ка. – Мы с Вя­чес­ла­вом не­дав­но по­жени­лись…

– Ум-м.

– Ме­ня Га­лей зо­вут, кста­ти.

– Ум-м.

Сно­ва во­цари­лось мол­ча­ние. Пред­став­лять­ся в от­вет их по­пут­чик да­же не по­думал.

Мо­лодо­жены за­дум­чи­во пе­рег­ля­нулись, взя­ли друг дру­га за ру­ки, и Га­ля сно­ва спро­сила:

– А вы не бо­итесь так поз­дно ез­дить?

– Че­го мне бо­ять­ся? – хму­ро пос­мотрел на нее пас­са­жир.

– Ну ма­ло ли че­го… Гра­бите­лей там…

– У ме­ня при се­бе де­нег толь­ко на про­езд.

– Мо­гут кур­тку снять или шап­ку…

– Пусть поп­ро­бу­ют.

– Мо­жете за се­бя пос­то­ять? – с ин­те­ресом спро­сил Вя­чес­лав.

– Мо­гу, ес­ли на­до.

– Спор­том ка­ким-то за­нима­етесь?

– За­нима­юсь.

– Это пра­виль­но. А ка­ким, ес­ли не сек­рет?

– Воль­ной борь­бой.

– А ес­ли вдруг с но­жом на­падут или пис­то­летом?

Пле­чо за­кутан­но­го пас­са­жира не­оп­ре­делен­но дер­ну­лось.

– От все­го не убе­режешь­ся, – по­мол­чав, сог­ла­сил­ся он.

– Ко­неч­но, ко­неч­но, – под­твер­ди­ла Га­ля. – Слы­шали, что в этом рай­оне тво­рит­ся? Уже де­вять убий­ств за ме­сяц! Слы­шали?

– Вро­де бы мань­як ка­кой-то ору­ду­ет… – глу­боко­мыс­ленно кив­нул Вя­чес­лав.

– Да не прос­то мань­як! Жер­твы-то все ис­ку­саны, на шее сле­ды от зу­бов…

– Так что же – мед­ведь, что ли, ка­кой?

– Я в га­зете чи­тала, – по­низи­ла го­лос Га­ля, – что это… вам­пир!

– Вам­пир? – чуть при­под­нял го­лову пас­са­жир. – Вы в это ве­рите?

– А вы нет? – ти­хо спро­сил Вя­чес­лав.

Пас­са­жир не­оп­ре­делен­но мот­нул го­ловой.

– А по­чему?

– Ну, га­зеты час­тень­ко врут…

– Но иног­да ведь они го­ворят прав­ду, вер­но? По­чему не пред­по­ложить, что вам­пи­ры и в са­мом де­ле су­щес­тву­ют?

– Ну, пред­по­ложить-то, ко­неч­но, мож­но…

– Ну и что бы вы де­лали, ес­ли бы вот сей­час на ос­та­нов­ке сю­да во­шел вам­пир? При­ем­чи­ки бы ему по­каза­ли? – кри­во ус­мехнул­ся Вя­чес­лав.

– А по-мо­ему, вы бы прос­то на­пус­ти­ли лу­жу, – под­держа­ла му­жа Га­ля. – И лю­бой бы на­пус­тил.

– Толь­ко не я, – фыр­кнул пас­са­жир.

– От­ку­да та­кая са­мо­уве­рен­ность? – веж­ли­во спро­сил Вя­чес­лав.

– А мо­жет, вы са­ми вам­пир? – де­лан­но рас­ши­рила гла­за Га­ля.

– К счастью, нет. Но мо­жете не сом­не­вать­ся – ес­ли я уви­жу вам­пи­ра, то пу­гать­ся не ста­ну. Да­же об­ра­ду­юсь – дав­но хо­тел встре­тить ко­го-ни­будь та­кого ро­да…

Мо­лодо­жены нак­ло­нились друг к дру­гу и за­шеп­та­лись. Пос­лы­шал­ся приг­лу­шен­ный смех. По­том они од­новре­мен­но по­вер­ну­лись к по­пут­чи­ку, и Вя­чес­лав доб­ро­душ­но ска­зал:

– Ну, тог­да мо­жете ра­довать­ся. Вы их встре­тили.

– Ко­го?

– Вам­пи­ров, ко­неч­но, – улыб­ну­лась Га­ля.

Из ее рта стре­митель­но лез­ли бе­лос­нежные клы­ки.

Вя­чес­лав и Га­ля под­ня­лись на но­ги, с лег­костью удер­жи­вая рав­но­весие в не­тороп­ли­во еду­щем ав­то­бусе. На­вис­нув над за­кутан­ным пас­са­жиром, они през­ри­тель­но ус­мехну­лись клы­кас­ты­ми пас­тя­ми. Гла­за мо­лодой па­ры при­об­ре­ли от­те­нок спе­лых ви­шен.

– Ум-м? – без осо­бого ин­те­реса под­нял го­лову их по­пут­чик. – Так это, зна­чит, здесь у вас охот­ничьи угодья?

– Имен­но, – кив­нул Вя­чес­лав.

– Ну что, дру­жок, не ве­рил в вам­пи­ров? – улыб­ну­лась Га­ля, кро­вожад­но об­ли­зыва­ясь и про­тяги­вая ру­ки. – Ай-яй-яй…

– Я не го­ворил, что не ве­рю в вам­пи­ров, – под­нялся навс­тре­чу кро­восо­сам за­кутан­ный, ока­зав­шись пу­затым ко­ротыш­кой все­го по­луто­ра мет­ров рос­том. – Я встре­чал их до­воль­но мно­го. Я очень люб­лю вам­пи­ров.

С эти­ми сло­вами он спо­кой­но снял шап­ку с оч­ка­ми, опус­тил во­рот­ник и вы­нул ру­ки из кар­ма­нов. Па­ра вам­пи­ров ус­та­вилась на них, как жа­ба на ужа – кис­ти тол­стя­ка от­ли­вали баг­ро­во-крас­ным. Та­кой же цвет ока­зал­ся и у ли­ца – крас­ная ко­жа, крас­ные во­лосы. Ши­рочен­ный нос, из-под ниж­ней гу­бы тор­чит па­ра ка­бань­их клы­ков, а рот… рот та­кой, что че­ловек про­лезет!

– Бхут!… – в ужа­се вос­клик­нул Вя­чес­лав, зак­ры­ва­ясь ру­ками.

– Пра­виль­но, мяс­цо, – рас­пахнул гро­мад­ную пасть-ко­шелек бхут. – Я уже дав­но на вас охо­чусь…

Кри­вые зу­бы-но­жи свер­кну­ли в по­лум­ра­ке, и ноч­ную ти­шину про­резал ис­тошный вой вам­пи­ров, по­жира­емых за­живо. Но очень ско­ро этот вой стих, и ему на сме­ну приш­ло сос­ре­дото­чен­ное чав­канье и хруст кос­тей.

Во­об­ще-то, бху­ты едят лю­бые тру­пы. Но осо­бен­но им нра­вят­ся ожив­шие.

Поделиться...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Print this page
Print