Бухта Блэк Милл. Лиза Мортон

Бы­ло еще тем­но, и Джи­му приш­лось про­бирать­ся сквозь ко­вар­ные за­рос­ли чер­то­поло­ха и па­ути­ну, отыс­ки­вая до­рогу в уз­ком лу­че кар­манно­го фо­нари­ка. Он спот­кнул­ся, по­пав бо­тин­ком в за­рос­шую тра­вой ям­ку, а за­тем на­шел тро­пин­ку, ко­торая тя­нулась вдоль по­бережья. Хо­тя се­зон толь­ко на­чал­ся и се­год­няшним ут­ром ожи­дал­ся са­мый боль­шой от­лив за весь год, Джим осоз­нал, что он здесь сов­сем один, и по­думал: «Воз­можно, Ма­рен бы­ла пра­ва и это не луч­шая идея».

Он ос­та­вил же­ну в теп­лом спаль­ном от­се­ке трей­ле­ра, но знал, что она толь­ко прит­во­ря­ет­ся спя­щей. Прош­лым ве­чером они пос­со­рились, и те­перь Ма­рен объ­яви­ла ему свой зна­мени­тый бой­кот. На той не­деле она про­чита­ла га­зет­ную статью о двух ны­ряль­щи­ках, ко­торые под­вер­глись на­паде­нию аку­лы во вре­мя сбо­ра мол­люсков. Од­но­му из них аку­ла отор­ва­ла ру­ку, и он умер в лод­ке от по­тери кро­ви преж­де, чем им уда­лось доб­рать­ся до бе­рега.

— Здесь на­писа­но, что это про­изош­ло в двад­ца­ти ми­нутах ез­ды от Форт Росс, к за­паду от Сан-Фран­циско, — ска­зала ему Ма­рен. — Джим, это то мес­то, ку­да мы едем.

— До­рогая, ты ведь зна­ешь, что я не ны­ряю, — тер­пе­ливо на­пом­нил он ей.

— Но ты на­дева­ешь во­долаз­ный кос­тюм.

— Ты же бы­вала со мной, Ма­рен. Мы до­жида­лись боль­шо­го от­ли­ва и хо­дили у бе­рега. Я ни­ког­да еще не бы­вал на та­кой глу­бине, где пла­ва­ют аку­лы.

— Джим, но ты всег­да ухо­дишь один. Это не­безо­пас­но.

Тем не ме­нее Ма­рен уже ре­шила, что не хо­чет его от­пускать, и спор за­кон­чился очень пло­хо. Она сог­ла­силась на трех­ча­совую по­ез­дку из Сан-Хо­се по сер­панти­ну, но Джи­му бы­ло из­вес­тно, что она не смо­жет прой­ти две ми­ли к бух­те в пред­рас­свет­ном хо­лоде, и он не про­сил ее об этом. Ос­та­валось толь­ко на­де­ять­ся, что, ког­да он вер­нется в ла­герь с гру­зом ред­ких ви­дов мол­люсков и пос­ле то­го, как она их по­чис­тит (ведь это бы­ла ее обя­зан­ность), ап­пе­тит­ный аро­мат жа­ряще­гося на сли­воч­ном мас­ле де­лика­теса зас­та­вит ее за­быть о спо­ре.

Та­кое уже слу­чалось. И не раз.

Ког­да они по­жени­лись, Джим яс­но дал ей по­нять, что он охот­ник. Ко­неч­но, у не­го бы­ли ра­бота, семья, друзья и дру­гие ин­те­ресы — но свою жизнь он пос­вя­тил это­му древ­ней­ше­му и свя­щен­но­му ви­ду спор­та. Нич­то не да­вало ему та­кого ощу­щения еди­нения, та­кой чис­то­ты, как воз­можность пос­та­вить на стол мя­со, до­бытое собс­твен­ны­ми ру­ками. Обыч­но охо­та бы­ла тя­желым де­лом, иног­да да­же из­ну­ритель­ным, но это толь­ко поз­во­ляло ему по­лучить боль­ше удов­летво­рения от по­беды в фи­нале. На са­мом де­ле, толь­ко выс­ле­живая до­бычу, Джим по-нас­то­яще­му чувс­тво­вал се­бя жи­вым.

Ма­рен тер­пе­ла его охот­ничьи вы­лаз­ки, но са­ма так ни ра­зу и не взя­ла в ру­ки ружье, удоч­ку или сеть. По мне­нию Джи­ма, в этом зак­лю­чалась раз­ни­ца меж­ду муж­чи­нами и жен­щи­нами. Муж­чи­ны по при­роде сво­ей охот­ни­ки, жен­щи­ны — со­бира­тель­ни­цы. Тем не ме­нее для не­го всег­да ос­та­валось за­гад­кой, че­го же хо­тела она. Мо­жет быть, ре­бен­ка?.. Но, ког­да он пред­ло­жил его за­вес­ти, она ска­зала, что по­ка не го­това. Он тог­да не по­нял, к че­му же она го­това. И спус­тя пять лет се­мей­ной жиз­ни ему так и не уда­лось это­го по­нять.

Ша­гая по уз­кой тро­пин­ке, пет­ля­ющей сре­ди сор­ня­ков, он пос­та­рал­ся не ду­мать о Ма­рен и об их раз­ва­лива­ющем­ся бра­ке. От­ку­да-то сле­ва до не­го до­носил­ся звук при­боя, и этот ти­хий ше­лест, не по­хожий на гро­хот волн во вре­мя при­лива, ус­по­ко­ил его. Тро­пин­ка свер­ну­ла вле­во, но Джим за­метил се­рые ство­лы по­вален­ных де­ревь­ев, слу­жив­шие ему ука­зате­лем. Он со­шел с тро­пин­ки и сно­ва на­чал про­бирать­ся сквозь кра­пиву и уми­ра­ющую тра­ву. По опы­ту Джим знал, что до уте­са ос­та­лось око­ло двух ми — нут ходь­бы, и за­мед­лил шаг, ос­ве­щая путь фо­нари­ком, по­ка не за­метил край об­ры­ва.

До бух­ты Блэк Милл бы­ло слож­но доб­рать­ся, и это ста­ло еще од­ним по­водом для спо­ра с Ма­рен. Пос­ле трех­ча­совой по­ез­дки по вну­ша­юще­му страх гор­но­му сер­панти­ну Пер­во­го шос­се от ла­геря до бух­ты ос­та­валось еще со­рок ми­нут хо­ду. С трех сто­рон ее ок­ру­жали от­весные ска­лы, а с чет­вертой — мо­ре. Спус­тить­ся вниз, не ка­раб­ка­ясь по ска­лам, мож­но бы­ло толь­ко по уз­ко­му ов­ра­гу, поч­ти скры­тому кус­та­ми. Джи­му нра­вилось охо­тить­ся в оди­ночес­тве, но что, ес­ли он по­лучит трав­му и не смо­жет са­мос­то­ятель­но от­ту­да выб­рать­ся? Он, ко­неч­но, по­пытал­ся объ­яс­нить ей, что труд­но­дос­тупность бух­ты как раз де­лала ее иде­аль­ной для охо­ты. За три го­да с тех пор, как он ее на­шел, Джим встре­тил там толь­ко од­но­го охот­ни­ка, и тот ны­рял с ак­ва­лан­гом. Он знал, что всег­да смо­жет най­ти в этой кро­хот­ной бух­те мно­жес­тво не­уло­вимых аба­лонов.[1]

По­ка Джим до­бирал­ся до вер­ши­ны на­виса­юще­го над мо­рем уте­са, мыс­ли о Ма­рен вы­лете­ли у не­го из го­ловы, и он сос­ре­дото­чил­ся на пред­сто­ящей ему за­даче. Сна­чала нуж­но бы­ло ос­то­рож­но прой­ти по краю об­ры­ва до кус­та, ко­торый, как ему бы­ло из­вес­тно, обоз­на­чал на­чало ов­ра­га. Джим ак­ку­рат­но обог­нул куст и спус­тился на на­ходя­щий­ся в трех фу­тах под ним ка­мень. Те­перь он был в ов­ра­ге и знал, что при не­об­хо­димос­ти мо­жет отыс­кать путь вниз на ощупь. Он спря­тал фо­нарик в кар­ман на по­ясе и на­чал спуск. Ов­раг был за­вален кам­ня­ми, ко­торые об­ра­зовы­вали по­добие кру­тых ес­тес­твен­ных сту­пеней, и Джим спус­тился без по­мех. Как толь­ко он выб­рался из ов­ра­га, ему в нос уда­рил ед­кий за­пах со­ли и во­дорос­лей, вы­несен­ных на бе­рег вол­на­ми. Шум при­боя, уси­лен­ный эхом от близ­ких уте­сов, ка­зал­ся ог­лу­шитель­ным. Джим сно­ва дос­тал фо­нарик. В его све­те он уви­дел в нес­коль­ких фу­тах от се­бя мел­кие озер­ца, ос­тавлен­ные от­ли­вом; тем­ную во­ду об­рамля­ли об­росшие кам­ни и блес­тя­щие сколь­зкие во­дорос­ли. Джим, чувс­твуя, как внут­ри не­го под­ни­ма­ет­ся азарт пред­сто­ящей охо­ты, быс­тро пос­та­вил рюк­зак на плос­кий ка­мень, до­ходив­ший ему до бед­ра, снял ту­рис­ти­чес­кие бо­тин­ки, про­верил ме­шочек для до­бычи и крюк и на­конец вык­лю­чил фо­нарик. Ког­да он на­чал про­бирать­ся че­рез сколь­зкие кам­ни и ку­чи во­дорос­лей к це­ли, не­бо толь­ко-толь­ко на­чало се­реть. Он чувс­тво­вал, как от его ступ­ней раз­бе­га­ют­ся кро­шеч­ные мор­ские соз­да­ния, и один раз с рез­ким хлоп­ком нас­ту­пил на за­путав­шу­юся в во­дорос­лях бу­тыл­ку. Гла­за уже на­чало щи­пать от мор­ской со­ли, по­это­му он на­дел мас­ку без труб­ки. Он ото­шел, по сво­им рас­че­там, приб­ли­зитель­но на со­рок фу­тов от бе­рега и раз­ли­чил спра­ва от се­бя тем­ные очер­та­ния боль­шо­го озе­ра. За­тем оку­нул­ся в во­ду по по­яс и на­чал ощу­пывать ле­жащие на дне кам­ни. Его за­щищен­ные пер­чатка­ми паль­цы за­дели нес­коль­ко ко­лючих мор­ских ежей и ане­мон, а че­рез нес­коль­ко ми­нут по­ис­ки увен­ча­лись ус­пе­хом — Джим на­щупал круп­ную ра­кови­ну. Мол­люск на­ходил­ся в нес­коль­ких фу­тах под во­дой, и, что­бы дос­тать его крю­ком, сле­дова­ло ли­бо за­дер­жать ды­хание, ли­бо вос­поль­зо­вать­ся ды­хатель­ной труб­кой. Он выб­рал пер­вое, сде­лал глу­бокий вдох, пок­репче об­хва­тил крюк и ныр­нул. Джим рас­ко­лол ра­кови­ну, пы­та­ясь про­сунуть под нее крюк, но в кон­це кон­цов ему это уда­лось, и он на­давил, ис­поль­зуя крюк как ры­чаг. Аба­лон дер­жался креп­ко, и его по­ложе­ние бы­ло вы­год­ным, так что под­дался он толь­ко тог­да, ког­да лег­кие Джи­ма уже на­чали го­реть от не­дос­татка воз­ду­ха. Мол­люск упал в под­став­ленную ла­донь, и Джим пос­пешно вы­нул го­лову из во­ды.

Аба­лон ока­зал­ся сред­них раз­ме­ров, но он не про­лезал в сор­ти­ровоч­ное коль­цо, по­это­му его мож­но бы­ло ос­та­вить. С чувс­твом удов­летво­рения Джим по­ложил мол­люска в ме­шочек и про­дол­жил охо­ту.

В пер­вом озер­це боль­ше не ока­залось ни­чего цен­но­го, по­это­му он пе­решел к сле­ду­юще­му. От оке­ана его от­де­ляла толь­ко уз­кая по­лоса кам­ней и во­дорос­лей, оно бы­ло боль­шое и мно­го­обе­ща­ющее. Джим во­шел в во­ду и на­чал ша­рить под кам­ня­ми, дер­жась од­ной ру­кой за выс­ту­па­ющую из во­ды не­боль­шую ска­лу. Ког­да боль­шой, как та­рел­ка, краб выс­коль­знул у не­го из-под паль­цев, Джим да­же не вздрог­нул.

Под пер­вым кам­нем ни­чего не бы­ло, и он пе­решел к сле­ду­юще­му. Вни­зу ока­залось по­добие длин­но­го по­лого­го выс­ту­па, ухо­див­ше­го под во­ду, и, по­пытав­шись доб­рать­ся до его об­ратной сто­роны, Джим очу­тил­ся в во­де по шею. Он ощу­пывал ка­мень, дви­га­ясь сле­ва нап­ра­во, и вдруг на­тол­кнул­ся на что-то длин­ное и тол­стое, с ка­кими-то пок­ры­тыми лох­моть­ями от­рос­тка­ми.

Во­об­ще-то на ощупь это бы­ло по­хоже на кос­тля­вую че­лове­чес­кую ру­ку.

Он от­дернул ла­донь, как от уку­са, пы­та­ясь пе­ревес­ти ды­хание. Джим мог пок­лясть­ся, что на­щупал кос­ти за­пястья и паль­цы, на ко­торых еще ос­та­вались об­рывки пло­ти.

Это бы­ло стран­но. Отор­ванная ру­ка в озер­це, ос­тавшем­ся пос­ле от­ли­ва? Это, ско­рее все­го, стран­ные во­дорос­ли или уто­нув­шая вет­ка, ко­торую при­нес­ло пос­ледним при­ливом. Или же это мог­ла быть жер­тва аку­лы…

Он ог­ля­дел­ся по сто­ронам, на миг под­дался па­нике и по­жалел, что не по­дож­дал до рас­све­та. Так нет же, ему хо­телось по­охо­тить­ся, по­ка от­лив еще не за­кон­чился, по­ка во­да не ус­тре­милась об­ратно к бе­регу. Ему не­об­хо­димо бы­ло прий­ти сю­да до рас­све­та, в тем­но­те. Од­но­му.

В по­лум­ра­ке он мог раз­ли­чить собс­твен­ные паль­цы, лишь под­не­ся их к ли­цу. Джим снял мас­ку и силь­но заж­му­рил­ся, по­ка не выс­ту­пили сле­зы, вы­мыв­шие соль из глаз, а за­тем зас­та­вил се­бя сно­ва ощу­пать ка­мень.

Он сно­ва на­шел эту шту­ку, креп­ко за нее ух­ва­тил­ся и по­тянул. При­ложив уси­лия, ему уда­лось выс­во­бодить ее и вы­тащить из во­ды.

Вне вся­ких сом­не­ний, это бы­ла че­лове­чес­кая ру­ка.

Джим неп­ро­из­воль­но вскрик­нул и вы­ронил ее. От ру­ки ос­та­лись прак­ти­чес­ки го­лые кос­ти, к ко­торым мес­та­ми все еще кре­пились ос­татки ко­жи и су­хожи­лий. Паль­цы, ка­жет­ся, сох­ра­нились все, а са­ма ру­ка за­кан­чи­валась в рай­оне лок­тя.

Он, пя­тясь, с ко­лотя­щим­ся сер­дцем и сле­зами на гла­зах в па­нике выб­рался из озе­ра и пе­релез че­рез кам­ни. Джим пя­тил­ся бы и даль­ше, но пос­коль­знул­ся на ку­че во­дорос­лей и упал. Боль от уда­ра о ка­мень и в ра­зод­ранных об ос­трые ра­куш­ки ру­ках при­вела его в чувс­тво. Джим смог ос­та­новить­ся, что­бы ос­мыслить про­изо­шед­шее.

Ка­кого чер­та… как… как она сю­да по­пала?!

Это же, на­вер­ное, ра­бота той аку­лы, о ко­торой го­вори­ла Ма­рен! Он пос­мотрел по сто­ронам и по­нял, что си­дит меж­ду ос­тавшим­ся от от­ли­ва озе­ром и оке­аном, гля­дя на ти­хо пле­щущи­еся вол­ны, пло­хо раз­ли­чимые в тем­но­те. В при­бое то тут то там вид­не­лись во­дорос­ли и при­несен­ные мо­рем кус­ки де­рева. Иног­да они выс­ту­пали из во­ды, слов­но чья-ни­будь го­лова. Или плав­ник.

Джим на чет­ве­рень­ках сно­ва вполз в озе­ро. Всплеск во­ды, выз­ванный его собс­твен­ным те­лом, не­ожи­дан­но на­пугал его, и он сно­ва пе­режил прис­туп па­ники, осоз­нав, что ру­ка по-преж­не­му на­ходит­ся в этом озе­ре, — раз­ве это не она толь­ко что за­дела его но­гу? Он вскрик­нул, бро­сил­ся к бли­жай­ше­му выс­ту­па­юще­му из во­ды кам­ню, вы­лез из озе­ра, за­тем раз­вернул­ся к бе­регу и по­полз.

Джим пре­одо­лел нес­коль­ко фу­тов, преж­де чем ус­по­ко­ил­ся и вер­нул спо­соб­ность мыс­лить. За­тем он ос­та­новил­ся, что­бы пе­ревес­ти дух («Черт, я же сей­час по­теряю соз­на­ние!») и все об­ду­мать.

Что ж, хо­рошо. Оче­вид­но, ему сле­ду­ет вер­нуть­ся к трей­ле­ру, раз­бу­дить Ма­рен и от­пра­вить­ся в уп­равле­ние кем­пинга. Они про­веря­ли свои со­товые, но в кем­пинге не бы­ло пок­ры­тия. За­тем он пред­по­ложил, что ему при­дет­ся сю­да вер­нуть­ся и по­казать по­лиции, где имен­но он на­шел ру­ку. Ко­неч­но, к то­му вре­мени сно­ва под­ни­мет­ся при­лив, и они, ско­рее все­го, пош­лют сво­их собс­твен­ных ны­ряль­щи­ков.

Джим на­де­ял­ся, что у тех есть за­щита от акул.

У не­го был план; он знал, что нуж­но де­лать. За­тем он по­нял, что заб­рался в даль­нюю ле­вую часть бух­ты и са­мый ко­рот­кий путь к бе­регу про­лега­ет че­рез нес­коль­ко боль­ших озер.

Нес­коль­ко боль­ших озер, в ко­торых, воз­можно, есть еще кус­ки че­лове­чес­ко­го те­ла.

Джим сра­зу по­нял, что не смо­жет это­го сде­лать. А ес­ли в бли­жай­шем озе­ре ока­жет­ся кое-что по­хуже ру­ки — нап­ри­мер го­лова, по­лураз­ло­жив­ша­яся го­лова с ужас­ной ух­мылкой?..

Он сно­ва зас­та­вил се­бя соб­рать­ся с мыс­ля­ми. В смут­ном све­те он с тру­дом раз­ли­чал тро­пин­ку, ве­дущую к то­му мес­ту, где он бро­сил рюк­зак. И фо­нарик. Он при­казал се­бе дви­гать­ся мед­ленно и ос­то­рож­но, но его тряс­ло, и это ме­шало сох­ра­нять рав­но­весие.

Он пос­коль­знул­ся и съ­ехал од­ной но­гой в озе­ро. Хо­тя она пог­ру­зилась все­го лишь по щи­колот­ку, Джим от­дернул но­гу, слов­но при­кос­нулся ею к рас­плав­ленно­му ме­тал­лу. Он всмат­ри­вал­ся в во­ду, за­тем пе­ревел взгляд на ок­ру­жа­ющие его кам­ни. Лю­бая длин­ная вы­белен­ная де­ревяш­ка мог­ла ока­зать­ся костью, а рас­ко­лотые ра­куш­ки — ног­тя­ми или зу­бами…

Он по­пытал­ся унять дрожь, но не смог. Тог­да Джим до­тянул­ся до боль­шой вет­ки, при­несен­ной оке­аном (слиш­ком боль­шой, что­бы ока­зать­ся частью че­лове­чес­ко­го те­ла!), ко­торую мож­но бы­ло ис­поль­зо­вать в ка­чес­тве по­соха. С по­мощью это­го прис­по­соб­ле­ния он про­верял ко­вар­ные ку­чи во­дорос­лей и кам­ней, преж­де чем пос­та­вить ту­да но­гу, и та­ким об­ра­зом на­конец доб­рался до ов­ра­га.

Джим от­бро­сил са­модель­ный по­сох и поз­во­лил се­бе упасть на плос­кий ка­мень. Ка­кое-то вре­мя он прос­то ле­жал, ис­пы­тывая об­легче­ние, ощу­щая се­бя жи­вым и в бе­зопас­ности. Че­рез нес­коль­ко ми­нут он пе­рес­тал дро­жать. Озе­ра мор­ской во­ды с их ужас­ны­ми сек­ре­тами, ко­торые он об­на­ружил, бы­ли да­леко. Ос­та­лось толь­ко под­нять­ся вверх по ов­ра­гу, и ему уже нич­то не бу­дет уг­ро­жать.

Джим сел, пос­пешно при­от­крыл рюк­зак, что­бы дос­тать по­лотен­це и вы­тереть разъ­еда­емые солью гла­за. Ми­мохо­дом уди­вил­ся, за­метив на бе­лом по­лотен­це тем­ный след. По­рез на ла­дони силь­но кро­вото­чил. Он обер­нул ру­ку по­лотен­цем, за­тем на­дел ту­рис­ти­чес­кие бо­тин­ки, про­дел ру­ки в лям­ки рюк­за­ка и на­чал взби­рать­ся на­верх.

Сей­час уже рас­све­ло дос­та­точ­но, что­бы Джим, ка­раб­ка­ющий­ся по кам­ням, мог раз­ли­чить вер­ши­ну уте­са. Он вре­мя от вре­мени ос­та­нав­ли­вал­ся, что­бы оп­ре­делить нап­равле­ние, а за­тем сту­пал на сле­ду­ющий ка­мень. Джим уже поч­ти доб­рался до вер­ши­ны, ког­да что-то впе­реди зас­ло­нило ему свет. Он пос­мотрел вверх…

…и уви­дел тень сто­яще­го там че­лове­ка.

Он уже со­бирал­ся поз­вать его, ра­ду­ясь при­сутс­твию дру­гого (жи­вого!) че­лове­ка, но за­тем за­метил неч­то та­кое, от­че­го крик зас­трял в гор­ле.

Муж­чи­на на­вер­ху что-то нес, что-то боль­шое и чер­ное, и Джим по­думал, что это, ско­рее все­го, боль­шой плас­ти­ковый ме­шок для му­сора, та­кой же, как те, ко­торы­ми Ка­рен поль­зо­валась до­ма. Но толь­ко этот ме­шок был по­лон, на­бит чем-то под за­вяз­ку.

«Ка­кого чер­та, этот па­рень что, выб­ра­сыва­ет здесь свой гре­баный му­сор?» — по­думал Джим.

Муж­чи­на под­нял ме­шок, и Джим уви­дел, что тот оп­ре­делен­но очень тя­желый.

А по­том до не­го дош­ло.

О бо­же, мать твою! Что за дерь­мо?!

В меш­ке был рас­чле­нен­ный труп.

И этот муж­чи­на спус­кался вмес­те с ним в ов­раг.

Джим не знал, за­метил ли тот его. Он ду­мал, что по­ка нет. Джим под­ни­мал­ся ти­хо, его скры­вала тень ов­ра­га, и он был одет в чер­ный гид­ро­кос­тюм. Но да­же ес­ли его до сих пор не уви­дели, это неп­ре­мен­но слу­чит­ся, ес­ли он ос­та­нет­ся в уз­ком ов­ра­ге…

…по­тому что муж­чи­на спус­кался и те­перь был все­го в пя­ти фу­тах от Джи­ма.

Джим ин­стинктив­но по­пятил­ся. В ов­ра­ге бы­ло нег­де спря­тать­ся, но, воз­можно, доб­равшись до бух­ты, он оты­щет боль­шой ка­мень или озе­ро…

По край­ней ме­ре, он хо­тя бы смо­жет взять ту тол­стую вет­ку, ко­торую бро­сил вни­зу, — ее мож­но ис­поль­зо­вать в ка­чес­тве по­соха… или ду­бин­ки.

Муж­чи­на над ним дви­гал­ся мед­ленно, ста­ра­ясь не пор­вать пе­репол­ненный ме­шок, и это да­вало Джи­му не­боль­шое пре­иму­щес­тво, нес­мотря на то что он дви­гал­ся за­дом на­перед. Он доб­рался до боль­шо­го плос­ко­го кам­ня, на ко­тором от­ды­хал нес­коль­ко ми­нут на­зад, при­сел за ним и ощу­пал воз­ле се­бя зем­лю, по­ка его паль­цы не сом­кну­лись на тол­стой вет­ке, что при­дало ему уве­рен­ности. За­тем он при­жал­ся к ка­менис­то­му скло­ну уте­са и на­чал отод­ви­гать­ся вле­во.

Ти­хий звук осы­па­ющей­ся галь­ки зас­та­вил его за­мереть с ко­лотя­щим­ся в гор­ле сер­дцем, по­ка он не по­нял, что этот звук из­дал дру­гой муж­чи­на, ко­торый спот­кнул­ся и вы­бил нес­коль­ко ка­меш­ков из сте­ны ов­ра­га. Джим слы­шал, как он впол­го­лоса вы­ругал­ся, а за­тем уви­дел, как тот по­яв­ля­ет­ся из ов­ра­га, сту­па­ет на боль­шой плос­кий ка­мень и кла­дет свой ме­шок, что­бы пе­редох­нуть.

Джим, чувс­твуя, как сту­чит кровь в ушах, при­сел на кор­точки, хо­тя ря­дом не бы­ло кам­ня, за ко­торым мож­но бы­ло бы спря­тать­ся. Он ви­дел муж­чи­ну, по­тому что его си­лу­эт вы­делял­ся на фо­не не­ба и по­тому что он те­перь дос­тал из кар­ма­на ма­лень­кий фо­нарик. Ес­ли он нап­ра­вит его в сто­рону Джи­ма…

Но он это­го не сде­лал. Он нап­ра­вил луч на ле­жащие пе­ред ним озер­ца, под­нял ме­шок и со­шел с кам­ня, пог­ло­щен­ный сво­ей за­дачей.

Джим знал, что у не­го те­перь есть два ва­ри­ан­та на вы­бор. Клас­си­чес­кая ди­лем­ма — драть­ся или бе­жать. Он мо­жет поп­ро­бовать вы­рубить муж­чи­ну сво­ей вет­кой, но ес­ли тот его ус­лы­шит и ес­ли он во­ору­жен, то Джим труп. Или же он мо­жет по­пытать­ся под­нять­ся по ов­ра­гу, преж­де чем его за­метят. Ему бы­ло из­вес­тно, что очень ско­ро свет­ле­ющее не­бо обоз­на­чит его мес­то­нахож­де­ние не ху­же рам­пы. Нуж­но бы­ло вы­бирать не мед­ля.

Джим скло­нил­ся к пос­ледне­му ва­ри­ан­ту, но ре­шил по­дож­дать, по­ка муж­чи­на не уй­дет от ов­ра­га как мож­но даль­ше. Джим был мо­лод и, ско­рее все­го, убе­жал бы от муж­чи­ны, да­же ес­ли бы тот его об­на­ружил, но опять же… ес­ли тот во­ору­жен… Это был единс­твен­ный ра­зум­ный вы­бор. Джим ос­то­рож­но снял гро­моз­дкий рюк­зак, что­бы дви­гать­ся быс­трее. И на­чал вы­жидать, стоя на ко­ленях по­дуте­сом и не сво­дя глаз с муж­чи­ны с меш­ком, нап­равля­юще­гося к пер­во­му боль­шо­му озе­ру. Доб­равшись ту­да, тот опус­тил ме­шок, за­лез в не­го и что-то вы­тащил…

О гос­по­ди, это же но­га, это же гре­баная но­га!

…и ак­ку­рат­но уло­жил на дно озе­ра. За­тем при­нял­ся ис­кать что-то по­зади се­бя, и Джим до­гадал­ся, что он ищет ка­мень, ко­торым мож­но при­давить но­гу, что­бы она не всплы­ла. Ког­да нач­нется при­лив, но­га ос­та­нет­ся на преж­нем мес­те, а мор­ская жив­ность, при­несен­ная во­дой, быс­тро унич­то­жит ули­ку, ос­та­вив от нее лишь нес­коль­ко кос­тей, ко­торые в этой зак­ры­той бух­те, ско­рее все­го, так и не бу­дут най­де­ны…

Джим рез­ко вско­чил и бро­сил­ся бе­жать к ов­ра­гу.

Он бе­жал пло­хо и не­ук­лю­же. Джи­му это знал — так же, как и то, что он на­ходит­ся на во­лосок от смер­ти. Тем не ме­нее у не­го был шанс: не­ук­лю­жесть не по­меха, ес­ли он бу­дет дей­ство­вать ти­хо.

Он пос­коль­знул­ся и вре­зал­ся в ка­мень, а за­бытый аба­лон, уми­ра­ющий в его меш­ке для до­бычи, гром­ко стук­нулся о ска­лу. Слиш­ком гром­ко.

По­ка Джим в от­ча­янии под­ни­мал­ся на но­ги, на не­го упал луч фо­нари­ка.

На миг Джим прос­то зас­тыл, и единс­твен­ная мысль, при­шед­шая ему в го­лову («Олень, зас­тигну­тый све­том фар!») бы­ла сов­сем не­лепой. За­тем он по­нял, что муж­чи­на по­вер­нулся к не­му и не­ук­лю­же бе­жит че­рез озер­ца и лу­жи, дос­та­вая что-то из кар­ма­на. Луч фо­нари­ка на миг вых­ва­тил из по­лум­ра­ка — не ствол пис­то­лета, а лез­вие но­жа.

Ну ко­неч­но же, у не­го с со­бой нож. Пис­то­летом лю­дей на кус­ки не раз­ре­жешь.

Джим бро­сил­ся бе­жать, но по­нял, что ни­как не ус­пе­ет доб­рать­ся до ов­ра­га вов­ре­мя. По­это­му он ос­та­новил­ся и обе­ими ру­ками сжал свою ду­бин­ку…

…и приб­ли­жа­ющий­ся к не­му муж­чи­на то­же за­мер.

Джим уди­вил­ся, но это дли­лось лишь миг. Муж­чи­на, ви­димо, оце­нил про­тив­ни­ка и сно­ва бро­сил­ся впе­ред. В гла­за уда­рил луч фо­наря, не­ожи­дан­но ос­ле­пив Джи­ма. Он чуть бы­ло не на­чал зак­ры­вать­ся ру­ками от све­та, но вмес­то это­го всле­пую взмах­нул ду­бин­кой.

И по­чувс­тво­вал, как она уда­рила по че­му-то твер­до­му. Муж­чи­на зас­то­нал от бо­ли, и Джим ус­лы­шал, как он сва­лил­ся вниз. Но за­тем до не­го до­нес­лось ру­гатель­ство («Черт!»), и ста­ло яс­но, что тот не по­терял соз­на­ния и миг спус­тя сно­ва наб­ро­сит­ся на не­го с но­жом.

Джим по­пятил­ся в сто­рону озер, ос­тавлен­ных от­ли­вом, так как муж­чи­на упал меж­ду ним и вхо­дом в ов­раг. И сно­ва за­нес свою ду­бин­ку.

Муж­чи­на вык­лю­чил фо­нарик и от­бро­сил его в сто­рону. Рас­све­ло уже дос­та­точ­но, что­бы Джим мог рас­смот­реть его ли­цо. Он был стар­ше Джи­ма, но не нам­но­го, и на нем бы­ли тем­ный сви­тер и крос­совки. Но са­мой за­поми­на­ющей­ся чер­той, ко­неч­но, ос­та­вал­ся нож в ру­ке.

Не­ожи­дан­но он прыг­нул впе­ред, и Джим от­сту­пил в сто­рону. Нож вспо­рол воз­дух там, где толь­ко что на­ходи­лось те­ло Джи­ма. Джим по­пытал­ся уда­рить про­тив­ни­ка ду­бин­кой, но про­мазал и по­терял рав­но­весие. Он вы­ров­нялся как раз во вре­мя сле­ду­ющей ата­ки и по­пытал­ся увер­нуть­ся, но не­дос­та­точ­но быс­тро. Нож уда­рил его в пле­чо.

Боль бы­ла ужас­ной, но не па­рали­зу­ющей, и Джим раз­махнул­ся, ме­тя про­тив­ни­ку по но­гам. От уда­ра муж­чи­ну от­бро­сило в сто­рону. Он упал в ку­чу кам­ней и зас­то­нал. Джим под­нялся на но­ги, стис­нув зу­бы от бо­ли в ра­неном пле­че, и, пя­тясь, на­чал от­сту­пать. За­тем что-то по­палось ему под но­ги, и он упал…

…на плас­ти­ковый ме­шок для му­сора.

Ме­шок от уда­ра ра­зор­вался, и Джим ока­зал­ся пос­ре­ди зло­вон­но­го ме­сива из внут­реннос­тей и от­ре­зан­ных ко­неч­ностей. Он зак­ри­чал, дер­га­ясь и раз­бра­сывая со­дер­жи­мое меш­ка в сто­роны, пы­та­ясь выб­рать­ся, и на­конец упал в во­ду, те­перь уже ра­ду­ясь это­му. Джим вы­лез из озер­ца и уви­дел, что муж­чи­на вста­ет. Он не был в этом уве­рен, но ему по­каза­лось, что на го­лове у то­го вид­не­ет­ся что-то тем­ное. Воз­можно, кровь.

Джим на­чал ис­кать свою ду­бин­ку и с ужа­сом осоз­нал, что где-то ее вы­ронил и те­перь в его рас­по­ряже­нии есть толь­ко бес­по­лез­ная лег­кая по­лумет­ро­вая пал­ка, при­несен­ная во­дой. Он от­бро­сил ее и на­чал от­ча­ян­но ис­кать то, что мож­но ис­поль­зо­вать в ка­чес­тве ору­жия — дру­гую вет­ку, ка­мень, хо­тя бы ос­трый об­ло­мок ра­кови­ны…

И тут муж­чи­на на не­го наб­ро­сил­ся.

Джим вце­пил­ся в за­несен­ную над ним ру­ку с но­жом, и они оба упа­ли. Джим силь­но уда­рил­ся спи­ной о ка­мень раз­ме­ром с грей­пфрут. Их лок­ти, ока­зав­шись в ку­че во­дорос­лей, зас­коль­зи­ли, и нож, вы­бивая ис­кры, чер­кнул по ка­мен­но­му дну. Джим на­шел в се­бе си­лы, что­бы от­швыр­нуть муж­чи­ну, и его ру­ка на­тол­кну­лась на что-то тя­желое, ви­сев­шее у не­го на по­ясе, на ору­жие, о ко­тором он за­был: крюк для сбо­ра мол­люсков. Ког­да его про­тив­ник сно­ва под­нялся на но­ги, Джим его уже ждал. Как толь­ко тот бро­сил­ся на Джи­ма, он опус­тил крюк ему на го­лову. Раз­да­лось не­во­об­ра­зимо при­ят­ное «хрясь!» — и муж­чи­на упал.

На это раз он не зас­то­нал и не по­шеве­лил­ся. Джим знал, что ему уда­лось по мень­шей ме­ре вы­рубить про­тив­ни­ка, а воз­можно, и убить.

И он не со­бирал­ся это вы­яс­нять.

Он бро­сил­ся к ов­ра­гу, спо­тыка­ясь и пос­каль­зы­ва­ясь, но не об­ра­щая на это вни­мания. Доб­равшись до не­го, Джим за­был о сво­ем рюк­за­ке, о ра­неных пле­че и ру­ке. Он стре­митель­но под­нялся на­верх и, еще не от­да­вая се­бе от­че­та в слу­чив­шемся, но по­нимая, что он вы­путал­ся, бро­сил­ся со всех ног по тро­пин­ке к трей­ле­ру.

Джим ос­та­новил­ся и обер­нулся, же­лая убе­дить­ся, что муж­чи­на его не прес­ле­ду­ет. Его лег­кие го­рели, и, уви­дев, что по­гони нет, он сог­нулся, пы­та­ясь от­ды­шать­ся. И не­ожи­дан­но для се­бя рас­сме­ял­ся. Он не­обыч­но чис­то­го чувс­тва об­легче­ния и по­беды. На это раз он сам ока­зал­ся до­бычей, и ему уда­лось сбе­жать. Он встре­тил­ся со смертью и вы­жил, что­бы рас­ска­зать об этом Ма­рен.

Ма­рен… по­дож­ди­те-ка, он ей та­кое рас­ска­жет… Он раз­вернул­ся и сно­ва по­бежал к трей­ле­ру. Все еще улы­ба­ясь.

«Мо­жет, я ста­ну ге­ро­ем. Мо­жет, за его го­лову наз­на­чена наг­ра­да. Ма­рен ведь пон­ра­вит­ся, ес­ли ее под­ру­ги уви­дят мое фо­то в га­зете…»

Даль­ше он бе­жал уже без вся­ких мыс­лей сквозь кус­ты, не об­ра­щая на этот раз вни­мания на ку­сачую кра­пиву и цеп­ля­ющи­еся за но­ги кор­ни. В ут­реннем све­те он уви­дел мес­то кем­пинга и сто­яв­ший там оди­нокий трей­лер.

— Ма­рен! — поз­вал Джим, хо­тя и знал, что он все еще слиш­ком да­леко и она его не ус­лы­шит.

— Ма­рен! — пов­то­рил он, под­бе­гая к двер­це во­дите­ля, ря­дом с ко­торой на­ходи­лась дверь, ве­дущая в трей­лер.

А за­тем он по­шат­нулся и за­мер.

Дверь трей­ле­ра бы­ла от­кры­та нас­тежь. Она слег­ка пос­кри­пыва­ла, по­качи­ва­ясь от ут­ренне­го бри­за. И там бы­ла кровь. Мно­го кро­ви, ог­ромные кляк­сы на две­ри, на под­ножке и на до­роге. Ши­рокая кро­вавая по­лоса тя­нулась прочь от трей­ле­ра на рас­сто­яние в нес­коль­ко фу­тов, а за­тем ис­че­зала. Даль­ше к кус­там ве­ли толь­ко кро­вавые сле­ды, ос­тавлен­ные па­рой муж­ских крос­со­вок.

Джим не смог зас­та­вить се­бя заг­ля­нуть внутрь. В этом не бы­ло ни­како­го смыс­ла, по­тому что ему бы­ло из­вес­тно: Ма­рен там нет. По край­ней ме­ре боль­шей ее час­ти. Он знал, где она и что с ней слу­чилось.

Стоя в ут­ренней прох­ла­де и осоз­нав всю глу­бину сво­ей по­тери, Джим зак­ри­чал.

Поделиться...
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Print this page
Print