Архив автора: reader

Двойное лицо. Линьдо Чжун

Моя дочь собиралась провести свой второй медовый месяц в Китае, но вдруг испугалась.

— Что, если я настолько придусь там к месту, что они решат, будто я одна из них? — спросила меня Уэверли. — Что, если они не пустят меня обратно в Штаты?

— Когда ты приедешь в Китай, — сказала я ей, — тебе даже рта не потребуется открывать. Они и так будут знать, что ты чужая.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она. Моя дочь любит говорить не в ту сторону. Она любит переспрашивать то, что я сказала. Читать далее

Кот. Ричард Бах

Это был кот, се­рый пер­сид­ский кот. У не­го не бы­ло име­ни. Он си­дел в за­рос­лях тра­вы у кон­ца взлет­но-по­садоч­ной по­лосы и вни­матель­но сле­дил за ис­тре­бите­лями, ко­торые один за дру­гим впер­вые ка­сались фран­цуз­ской зем­ли.

Кот да­же не вздра­гивал, ког­да де­сяти­тон­ные ре­ак­тивные ис­тре­бите­ли со свис­том гра­ци­оз­но про­носи­лись ми­мо — пе­ред­нее шас­си все еще в воз­ду­хе, тор­мозные па­рашю­ты вот-вот го­товы выс­ко­чить из сво­его ук­ры­тия под хвос­то­вым соп­лом. Его жел­тые гла­за спо­кой­но наб­лю­дали, оце­нивая ка­чес­тво по­сад­ки, ос­тро­уголь­ные уши чут­ко улав­ли­вали ед­ва раз­ли­чимое «пух!», с ко­торым рас­цве­тали по­зади са­моле­тов тор­мозные па­рашю­ты, го­лова нес­пешно по­вора­чива­лась вслед при­зем­ливше­муся са­моле­ту, за­тем воз­вра­щалась на­зад, что­бы пос­мотреть на по­сад­ку сле­ду­юще­го. Иног­да по­сад­ка по­луча­лась тя­желой, и гла­за на мгно­вение су­жались в тот мо­мент, ког­да по­душеч­ки лап ощу­щали, как сод­ро­га­ет­ся зем­ля под са­моле­том — он не де­лал поп­равку на бо­ковой ве­тер, и из-под его пос­тра­дав­ших ко­лес, вы­рыва­лось об­ла­ко си­зого ды­ма. Читать далее

Адаптация. Джон Уиндем

Пер­спек­ти­ва зас­трять на Мар­се не слиш­ком огор­чи­ла Мэ­рилин, во вся­ком слу­чае по­нача­лу. Она жи­ла в пус­ты­не, не­пода­леку от мес­та, ко­торое пос­ле не­удач­ной по­сад­ки «Ан­дро­меды» ста­ли на­зывать по­садоч­ной пло­щад­кой. И ког­да ин­же­неры ска­зали, что из-за ог­ра­ничен­ных средств об­слу­жива­ния ре­монт прод­лится по мень­шей, ме­ре ме­сяца три, а вер­нее да­же че­тыре, Мэ­рилин то­же не уди­вилась. Са­мое уди­витель­ное, что пас­са­жиры «Ан­дро­меды» от­де­лались толь­ко по­рядоч­ной встряс­кой. Читать далее

Поверка. Владимир Даль

Было, говорят, где-то и когда-то присутственное место, в котором заседало, между прочим, несколько членов из купечества. Люди эти, нельзя сказать, чтобы охотой на службу пошли[1]: у каждого из них кроме общего блага и свое собственное также было на уме; а служба, конечно, отнимала у них много времени и заставляла иногда поневоле запускать свои дела. Лишь бы польза в этом была, так это бы все ничего; известно, что собственным своим благом надо жертвовать для блага общего. Читать далее

Влюбленный Ковальски. Джеймс Роллинс

Она не могла на это спокойно смотреть… как он раскачивается туда-сюда, пойманный в ловушку для диких свиней. Курносый нос, коротко остриженные тусклые волосы — шестифутовый кусок мяса, подвешенный на крюк; обнаженный, если не считать мокрых трусов-боксеров серого цвета. Грудь вся иссечена старыми шрамами, и на их фоне выделяется свежая рваная рана, протянувшаяся от ключицы до паха. В широко раскрытых глазах застыло дикое выражение. Читать далее

Велосипедист в море. Я. М. А. Бисхёвел

Исаак часами стоял на юте. Это был приятный, но немного странный юноша: в море он тосковал по работе на суше, а сидя в конторе, мечтал о морских просторах. Он с трудом переносил скучную монотонность сухопутного существования, но денег для морских путешествий у него не было. И если ему все-таки удавалось наняться на какое-нибудь судно, то обычно он, очкарик, выполнял самую черную работу: чистил котлы, был на побегушках у офицеров, — а ведь самой большой его мечтой было стать за штурвал или хотя бы служить матросом. Но на корабле он сталкивался только с хвастливой грубостью матросов, которые, играя в карты, держали под рукой ножи, ругались друг с другом и почем зря бранили Исаака. Читать далее

Каркассонн. Уильям Фолкнер

А я верхом на кауром коньке, у которого глаза — как синие электрические вспышки, а грива — как мятущееся пламя, и он мчится галопом вверх по холму и дальше прямо в высокое небо мира.

Его скелет лежал тихо. Может быть, он размышлял об этом. Во всяком случае, немного погодя он простонал. Но ничего не сказал, что, конечно, непохоже на тебя, — подумал он, — ты сейчас совсем на себя не похож, но я не могу сказать, чтобы немножко покоя было так уж неприятно. Читать далее

Вхолостую. Сергей Шапурко

Вы видели хотя бы раз льва, у которого забрали (каким-то чудом!) добычу? Нет? А собаку, у которой из под носа увели любимую косточку или мисочку с «Чаппи»? Тогда почему я должен быть спокоен и не рвать на себе ставшие уже редкими волосы?

…Сегодня вечером жена собралась в театр. Делаю вид, что мне все равно, и для верности позевывая, я смотрю на свои тапочки, чтобы скрыть счастливый блеск глаз. Как только моя лучшая половина преодолела дверной проем, торопясь на встречу с прекрасным, гулко хлопнувшая дверь стартовым пистолетом призвала к началу действий. Читать далее

Ю-ю. Александр Куприн

Если уж слушать, Ника, то слушай внимательно. Такой уговор. Оставь, милая девочка, в покое скатерть и не заплетай бахрому в косички…

Звали ее Ю-ю. Не в честь какого-нибудь китайского мандарина Ю-ю и не в память папирос Ю-ю, а просто так. Увидев ее впервые маленьким котенком, молодой человек трех лет вытаращил глаза от удивления, вытянул губы трубочкой и произнес: «Ю-ю». Точно свистнул. И пошло — Ю-ю. Читать далее

Новая личность Джеймса Пенни. Ли Чайлд

Джеймс Пенни стал совершенно другим человеком. А началось все тринадцать лет назад в калифорнийском городке Лейни в самый обыкновенный июньский понедельник в час пополудни. В самое жаркое время суток, в самое жаркое время года, в самой жаркой местности Штатов. Городок притулился у обочины дороги, ведущей из Мохаве в Лос-Анджелес. Если смотреть строго на запад, можно увидеть южные отроги Береговых хребтов; на востоке же в вечной дымке раскинулась пустыня Мохаве. В Лейни мало что происходит, а после того понедельника тринадцать лет назад события стали и вовсе крайне редки. Читать далее